В поисках системы

В поисках системы

Я начал тренировки в беге с трех занятий в неделю. В клубной библиотеке в Линдейле я просмотрел всю спортивную литературу и, в конце концов, остановился на книге Ф. Уэбстера. Она произвела на меня большое впечатление, главным образом вследствие здравого смысла в подходе к спорту. И я убежден, что Уэбстер и сейчас разбирается в легкой атлетике лучше, чем кто-либо другой, чьи книги я читал. Единственным недостатком Уэбстера как тренера было то, что он давал недостаточно жесткую тренировку своим спортсменам.

Пунктом, где я особенно резко отступил от общепринятых рекомендаций, был вопрос о режиме питания и питья. Я упорно не хотел проходить через процедуру «выпаривания» перед соревнованиями или усиленно питаться мясом для достижения лучшей спортивной формы. Я усвоил идеи Уэбстера насчет регулярной тренировки и попеременного использования быстрого и равномерного бега в умеренном темпе, однако в вопросе питания я изменил дело в корне. И вскоре я заметил, что могу пить столько, сколько мне хочется. Это не мешало мне бегать быстро. Не было необходимости также есть высококалорийное мясо. Позднее я обнаружил, что чашка чаю перед стартом в марафоне является стимулирующим средством, нечто подобное открыл гораздо позднее и Эмиль Затопек.

Артур Лидьярд —победитель Оклендского марафона 1951 г.

Сначала я тренировался по планам, рекомендованным Уэбстером, но затем в один прекрасный день решил, что такая тренировка слишком легка для меня. Я заботился только о том, чтобы получить общефизическую подготовку, но не специальную для бега в соревнованиях. Ведь, как бы то ни было, я начал экспериментировать в том возрасте, когда спортсмен считается слишком старым. Автоматически разделял эту версию и я, а поэтому и не надеялся на успех.

Постепенно я увеличил частоту занятий до семи дней в неделю. Ходьбу я выкинул из своих тренировочных планов. Она не была напряженным элементом тренировки, и я рассудил, что если упражнение не трудно, то оно не может улучшить мое состояние. Я увеличил длину пробежек до 12 миль, а эта дистанция в то «тихоходное» время считалась очень длинной.

В 1945 г. я стал снова выступать в соревнованиях. Мне было тогда 28 лет, я был удовлетворен своим прогрессом, чувствовал, что начинаю кое-что открывать новое, и мысль непосредственной проверки себя на соревнованиях воодушевляла меня. Вскоре меня «заметили» и избрали капитаном команды Окленда в кроссе для участия в чемпионате Новой Зеландии. Окленд выиграл первенство, но единственным в команде, кто пробежал слабо, был я. До этого я неплохо выступил в нескольких довольно крупных соревнованиях, однако чемпионат проводили на юге страны и я плохо перенес дорогу.

Я не выступал за Окленд до 1947 г. В тот год я бегал на 1, 2 и 3 мили и перед первенством Окленда был в такой форме, что побил чемпиона округа Норма Амблера. Однако, когда спустя три недели наступил день официальных соревнований, Амблер без труда выиграл у меня. Я даже близко не подошел к его результату. В том же году я оспаривал титул чемпиона страны в беге на 3 мили. Соревнования выиграл член сборной страны Гарольд Нельсон с результатом 14.31.

Когда я стал анализировать свои, неудачи, я понял, что максимум спортивной формы приходит ко мне в неподходящий момент. Я должен был найти не только способ развития выносливости, чтобы выдержать множество соревнований, но и научиться так планировать свою подготовку, чтобы достигать максимальной формы именно к тому дню, когда я хочу показать наилучший результат. Я должен был научиться достигать спортивной формы к заранее назначенному сроку, а затем поддерживать ее или последовательно улучшать настолько, насколько это требуется.

Тренировался я каждый день на дистанциях до 12 миль и нередко задавал себе вопрос, что мешает мне бегать лучше. Ответ я получил, когда обратился к марафонскому типу тренировки, который сейчас является основным компонентом всех моих тренировочных планов. Я начал экспериментировать с ошеломляющими дистанциями и быстро обнаружил, что если я загоняю себя на тренировке даже до полного истощения, то все равно нахожу достаточно сил, чтобы в последующие дни выполнять более легкую работу, а спустя неделю —дней десять после изнуряющего бега —вообще становлюсь заметно сильнее.

В начале тренировок я был одинок. Но постепенно более молодые бегуны стали интересоваться тем, что я делаю. Одним из первых моих последователей был Лоури Кинг. Он работал на той же обувной фабрике, что и я, и нечаянно услышал, как я агитировал одного парня вступить в Линдейльский клуб. Лоури решил вступить в него добровольно. Я думаю, Лоури не обидится, если я скажу, что тогда по своей комплекции он очень напоминал скелет и моей первой реакцией на его предложение была мысль: «Если он побежит милю, он умрет по дороге».

У Лоури было мало времени для тренировок, но он вцепился в дело с таким энтузиазмом, что мне оставалось лишь развести руками. В первый год он ошеломил домашних, заняв в Оклендском кроссе 56-е место. На следующий год на чемпионате юниоров он был уже третьим. Выиграли у него два других члена моей зарождающейся школы —Бриан Уайт и Том Хатчинсон.

Летом Лоури Кинг был заявлен на чемпионат Окленда среди юниоров в беге на 2 мили. Я посоветовал ему разрядить нервную энергию (а он был буквально переполнен ею) на старте, и он после выстрела стартера пустился вперед как сумасшедший. В конце первого круга он был на 70 ярдов впереди своих соперников. Все смеялись, глядя на него, и бегуны, шедшие за ним, тоже, однако на финише Лоури был впереди также на 70 ярдов.

Кинг был моей первой удачей, если хотите, моей крупнейшей удачей, и я был горд за него. Успех Кинга установил за мной в Окленде репутацию тренера, специальности которой я не добивался и которой не особенно желал. Другие немедленно стали доверять мне как учителю, когда я в поисках ответа на свои вопросы увеличил тренировочную нагрузку. Кинг, кстати, позже, в 1954 г., после победы в чемпионате страны по кроссу и установления новозеландского рекорда в беге на 6 миль, представлял Новую Зеландию на Британских играх.

Примерно к тому времени, когда я начал свою марафонскую тренировку, а это было в 1949 г., у меня возникли разногласия в Линдейльском клубе, и я возглавил секцию кроссменов в клубе Оуэйрэйка, размещавшегося недалеко от Линдейльского клуба. Это был драматический шаг, ибо, помимо Берта Пейна, я был в новом клубе единственным бегуном на выносливость. Весьма нагло я погрозил кулаком Линдейлу, тогда самому сильному клубу кроссменов в Новой Зеландии. «Дай мне четыре года, — сказал я, — и я побью тебя».

Кроме самого себя я располагал еще пятью бегунами, но вся беда заключалась в том, что они раньше никогда не бегали. Однако я был полон решимости добиться высоких результатов, и мой маленький клуб взялся за работу засучив рукава. Свое основное внимание я сконцентрировал на молодом парне по имени Майк Стивенсон и подготовил его к первому в его жизни крупному состязанию по кроссу —чемпионату Окленда среди юниоров, который он выиграл с разрывом в четверть мили. Стивенсон, безусловно, был готов, чтобы оспаривать титул чемпиона страны, но неделю спустя он неудачно преодолел изгородь и сломал ногу. После лечения он стал выступать среди взрослых, однако уже начиналась эра Халберга, и Стивенсон не мог получить в компании с ним роль лучшую, чем второстепенная.

Трудно сказать, был ли я исключительно настойчив или мне просто повезло. Но, как бы там ни было, не перетягивая спортсменов из других клубов, мы создали в Оуэйрэйке сильный коллектив и ровно через четыре года на чемпионате Окленда отобрали первенство у Линдейльского клуба.

В то время я изматывал на тренировках своих спортсменов чрезвычайно, а также изматывался и сам. Я по-прежнему использовал себя в качестве основного подопытного кролика и не переставал проверять свой организм в крайне тяжелой работе на выносливость. Я преодолевал расстояния более чем по 30 миль, бегая главным образом по крупным холмам, поросшим густым кустарником. Я настолько был полон решимости узнать, что может вынести человеческий организм, что часто изнурял себя совершенно и подчас еле-еле добирался домой. Однако так или иначе я всегда выполнял намеченный план.

На дорожке мои дела улучшались. Я нашел основной элемент тренировочного плана. В то время я готовился к марафонскому бегу (26 миль 385 ярдов) и обнаружил, что марафонские пробежки позволили мне бежать на дорожке быстрее, чем когда-либо прежде, даже тогда, когда я готовился для соревнований на дорожке специально.

Это открытие пришло не сразу. Я начал с полуплана, который содержал в себе комбинацию работы на выносливость и скоростную работу. И вскоре я увидел, что мне недостает необходимой общефизической подготовленности и что именно этот недостаток делает скоростную работу бесполезной. Я мог удачно выступить на каком-либо соревновании, но затем результаты ухудшались. Это обстоятельство убедило меня в том, что я тренируюсь по неправильной программе. Я стал изменять ее так, чтобы она соответствовала меняющемуся уровню моей подготовленности. По мере того как этот уровень повышался, я обнаруживал, что вхожу в форму слишком быстро. Это вызвало необходимость нового пересмотра программы с целью задержать наращивание скорости. И, чтобы я ни открывал нового, это всегда влекло перестройку моего плана тренировки. Я проверял свое открытие и очень часто снова пересматривал тренировочный план, а затем опять проверял его эффективность.

В нескольких словах все это выглядит достаточно просто, но эта работа заняла у меня около девяти лет тренировки и экспериментальной практики, практики проб и ошибок, практики жертв и лишений. И если вы хотите знать, думал ли я о том, стоит ли моя работа всех этих жертв, будьте уверены, что я задумывался об этом не раз.

В ранние годы проб я не уделял много заботы состязаниям. Но с того дня, как я решил построить свою окончательную систему на основе марафонского типа тренировки, я сконцентрировал внимание на марафонской дистанции. Большая часть времени уходила на то, чтобы выяснить идеальное соответствие между быстрым спринтом, интервальным бегом, бегом в умеренном темпе, длительным бегом на выносливость и темповой работой. Все эти факторы я должен был оценить, чтобы решить поставленную перед собой задачу.

Включившись в марафонские соревнования, я вошел в компанию бегунов, которых тогда называли не иначе как «лунатиками». В те времена считалось достижением пробежать марафонскую дистанцию за 3 часа, а в Оклендском чемпионате обычно участвовало два или три бегуна. Иногда эту жалкую горсточку «лунатиков» поддерживали друзья, искавшие развлечения, или спортсмены, желавшие разнообразить свою тренировку. Большинство из них никогда не добиралось до финиша, да и вообще не имело такого намерения уже на старте.

Марафонский бег тогда не был состязанием. Это был своего рода тест на выносливость, для которого не нужны были специальные приготовления, хотя некоторые участники соревнований, возможно, и бегали на тренировках 20–30 миль в неделю. Каждая миля дистанции преодолевалась в среднем за 7 мин.

Я первый раз принял старт в марафонском беге в 1949 г. на чемпионате Окленда и стал победителем соревнований. На первенстве Новой Зеландии в том же году я был на финише вторым, проиграв примерно 100 ярдов Джорджу Броумли, который показал результат 2 часа 40 мин. 12 сек. Я финишировал более свежим, чем Броумли, однако практика соревнований на марафонской дистанции у него была больше, чем у меня, а мышцы ног сильнее.

В 1950 г. трое моих детей заболели коклюшем, и я четыре или пять месяцев фактически не спал. Мне было трудно по-настоящему тренироваться, и на первенстве Новой Зеландии я снова пришел вслед за Броумли. И все же я был выбран для участия в Британских играх, которые проводились в Окленде. Однако я не смог наверстать упущенное и занял на играх лишь 13-е место.

Броумли побил меня и в 1951 г. Дж. Кларк выиграл марафон в 1952 г. (я был четвертым). И, наконец, в 1953 г. я впервые завоевал титул чемпиона страны с временем 2 часа 41 мин. 29,8 сек. На следующий год я порвал мышцу на тренировке и не бегал в течение двух месяцев. Перед соревнованиями я тренировался только семь недель и был на них вторым, уступив звание чемпиона Эдди Раю. От приглашения на соревнования в Японию я отказался, так как я не был достаточно готов, чтобы достойным образом представлять Новую Зеландию. К тому же я чувствовал, что если выступлю неудачно, то у будущих марафонцев шансов отправиться за океан будет значительно меньше. Рай поехал в Японию, но был вынужден сойти с дистанции после 15 миль.

Вновь я выиграл звание чемпиона Новой Зеландии в 1955 г. Этот успех был концом моей марафонской карьеры. Я очень нуждался в деньгах, а потому решил войти в дело и покончить с тренировкой.

Одним из моих первых удачных «крестников» в применении марафонского типа тренировки стал Мюррей Халберг. Он пришел в группу взрослых клуба Оуэйрэйка из детской секции. В шестнадцать лет он бегал кроссы, неоднократно выигрывал соревнования на 1 милю в колледже, а также слыл отличным регбистом и крикетистом. Однако в тот день, когда Халберг получил повреждение, играя в регби, он был близок к смерти. Врачи-в отчаянной борьбе за его жизнь удалили тридцать две унции сгустившейся крови вокруг его сердца. Прошли месяцы, прежде чем все увидели, что Халберг не только полон решимости жить, но жить, чтобы отличаться в спорте. — От природы он был левша, и несчастный случай сделал как раз его левую руку, вплоть до плеча, безжизненной. Ему пришлось учиться всему заново, даже несложному искусству писать. Но он возвратился в спорт. Я начал тренировать его к кроссам. Берт Пейн, используя мои планы, был его тренером на дорожке стадиона. В Оклендском кроссе юниоров в 1951 г. он был третьим, а год спустя выиграл звание чемпиона Новой Зеландии среди юниоров в беге на 1 и 2 мили.

Сотрудничество между Бертом Пейном и мной в тренировке Халберга мне нравилось. Мы помогали друг другу, и такое отношение к делу я проповедовал на протяжении всей своей тренерской карьеры. Однако иногда Пейну не хватало времени для тренерской работы (он был президентом клуба), и Халберг занимался с другим тренером. Наконец, зимой 1952 г. он стал все тренировки проводить под моим руководством.

Затем один из членов клуба Уесли попросил меня помочь Барри Мэги, юноше из Уесли, который занял второе место в Оклендском кроссе юниоров 1951 г. И в 1953 г. я начал вместе тренировать Халберга и Мэги, которым было тогда по 19 лет. Но в «настоящую работу» я включил Халберга только в конце 1953 г., когда убедился, что он окончательно окреп. В июле 1953 г. я публично предсказал, что Халберг станет величайшим бегуном и что он сможет начать штурм мировых рекордов в 27 лет. Кстати, он выиграл золотую олимпийскую медаль именно в этом возрасте.

К данному времени я как раз закончил свои исследования о выносливости человеческого организма. Я верил, что у меня уже есть рецепт для развития выносливости, а также и для того, чтобы привести бегуна к максимуму спортивной формы к любому сроку, к которому он пожелает. Халберг и Мэги были моими последними подопытными, и планы, которые напечатаны в книге, как раз те, что я расписал им в первые годы состязаний. Эти планы принесли им, а также Снеллу огромные успехи на Олимпийских играх в Риме.

Я хотел бы сразу подчеркнуть, что тренировочные планы предназначены не для производства хороших результатов немедленно (посмотрите, каким долгим был путь Халберга и Мэги), а для равномерного прогресса, кульминация которого наступает в возрасте, когда спортсмен достигает своих полных возможностей. Эти возможности будут обсуждаться позднее, и чрезвычайно важно решить, каким образом вы, как тренер, собираетесь тренировать атлета.

Я нагрузил Халберга и Мэги тренировкой на выносливость, и уже первые мои результаты оказались изумительными. В конце первого соревновательного сезона бегуны выступали на уровне, близком к рекордам Новой Зеландии: Мэги на дистанции 6 миль, Халберг —на менее длинных дистанциях. Природная скорость у Халберга была выше, чем у Мэги, а о другом факторе, который отличал их друг от друга, мы поговорим позднее.

Отчетливо вспоминаю одну из первых проверок, которую я провел после того, как бегуны прошли этап марафонской тренировки. Я подошел к ним и сказал, что по плану им требуется пробежать 2 мили за 9 мин. 52 сек. Они разинули рты. В те дни спортсмен с результатом 9 мин. 18 сек. на 2 мили считался бегуном мирового класса. Халберг же до этого только один раз «выбежал» из 10 мин., а Мэги ни разу не удалось добиться подобного. Однако я заверил их, что они способны на это. Бегуны не поверили мне, но взялись за дело, полные повиновения. Результат их был —9 мин. 40 сек. На следующей неделе они пробежали 2 мили уже за 9 мин. 20 сек. И вот тогда уже они поверили мне.

4 апреля 1961 г. Мюррей Халберг пытается побить рекорд мира в беге на 2 мили

Достигнутый прогресс может показаться неправдоподобным. Однако мои ребята работали в расписании марафонской тренировки в течение десяти недель, а потом перешли на бег по холмам (о нем вы тоже узнаете), чтобы начать «доводящую» работу на скорость. Они развили выносливость, их организм был в отличном состоянии, и было сравнительно легко довести их до степени готовности, которой они раньше не знали. А имея все это, они были в состоянии пробежать в таком темпе, который раньше считали недосягаемым для себя.

Последующее улучшение результата Халберга и Мэги в беге на 2 мили было следствием заключительной координационной фазы, в которой достигается соответствие между умеренной и быстрой работой, где «смешиваются» выносливость и скорость, чтобы породить продолжительный бег в быстром ровном темпе. Если вы удивляетесь, что они сбросили так много с предварительного результата, то можете быть спокойны, они тоже удивлялись. Когда ребята услышали свои результаты, они вскинули руки вверх и заплясали на дорожке как одержимые. Я вспоминаю, кстати, что я тоже плясал вместе с ними.

Позднее, в сезоне 1953–1954 гг., Халберг пробежал 1 милю за 4 мин. 4,4 сек. Это было его первое выступление, которое принесло ему известность в мировой легкой атлетике. Мои ученики в тот сезон показали, что мои планы наконец-то «работают» и что многочисленные пробы, разочарования и почти десять лет труда не пропали даром. Оба бегуна достигли максимума спортивной формы тогда, когда было запланировано, и в этом было главное. Правда, Мэги не имел в тот год столь большого успеха, как Халберг. На больших состязаниях он очень нервничал и терпел неудачу.

В 1955 г., в тот год, когда я выиграл во второй раз звание чемпиона страны в марафоне, Мэги переборол своего главного ‘противника —нервы —и завоевал первое место в чемпионате Новой Зеландии на дистанции 6 миль. Керри Уильямс, которого я тренировал по переписке, был лучшим в кроссе. Бейли победил в беге на полмили, а Халберг —на 1 милю. Таким образом, мы завоевали (а вернее сказать, наша тренировочная система) пять званий чемпионов Новой Зеландии.

В течение следующих двух лет я день и ночь трудился, работая в двух местах. Я заканчивал свою дневную работу в половине пятого дня, пил чай и в половине седьмого ложился в постель. В полночь я просыпался, начинал развозить молоко и заканчивал эту работу, когда люди садились завтракать. А затем опять начинал дневную работу. Я изыскивал время для тренировок с ребятами по субботам и воскресеньям, но ни о каком серьезном беге и речи не могло быть.

Приблизительно в это время к нам присоединился Пакетт. Ранее он специализировался на кроссовой работе, но был весьма посредственным бегуном, хотя и исключительно упорным, способным загнать себя на дорожке. Его мечтой было стать марафонцем. Он произвел на меня отличное впечатление, и я решил тренировать его, а заодно и тренироваться самому. Мне было 40 лет, однако у меня уже было дело, я бросил разносить молоко и был в состоянии уделить время настоящей тренировке.

Первой моей задачей было избавиться от почти десяти килограммов жира, который я накопил за время «безделья». Когда я начал тренироваться с Пакеттом, до чемпионата Новой Зеландии по марафону оставалось десять месяцев. Я проверил себя, выступая в кроссе. Хотя всего лишь два года назад я был в первой десятке по группе А, гандикапер, увидев, должно быть, мою полноту, поместил меня в группу Б. Я слегка протестовал, однако оказалось, что гандикапер знал свое дело. Я финишировал в забеге 56-м.

Я продолжал напряженную тренировку вместе с Пакеттом и в то лето пришел вторым вслед за ним сначала в Оклендском марафоне, а затем и в первенстве страны. В последнем состязании я участвовал специально, чтобы расколоть противников Пакетта и облегчить ему задачу. В забеге участвовал член сборной страны Ричардс, однако мне удавалось раньше выигрывать у него и я знал его слабости. Соревнования проходили в условиях сильной жары, и в мою задачу входило вовлечь Ричардса в слишком быстрый темп в начале дистанции, а затем оставить одного. Я провел свой «маневр» образцово. И Ричардс, хотя он и закончил бег, оказался далеко сзади. Это был один из самых быстрых марафонов, в которых я участвовал, главным образом потому, что старт был дан в подходящее время, — фактор, о котором я бу, цу более подробно говорить позднее.

Позже, в 1961 г., я принял участие в ежегодном клубном пробеге —кстати, этот ежегодный пробег был первым организованным марафоном в Новой Зеландии —и закончил бег 29-м, имея единственным недостатком отсутствие концентрированной тренировки. Мой результат был 3 часа 21 мин. Я упоминаю о нем, как о свидетельстве того факта, что, коль скоро вы развили у себя выносливость к длительному бегу, она никогда вас насовсем не оставит. Это —одно из моих самых поздних открытий.

Вообще говоря, мои тренировочные методы в те годы еще не были приняты в Новой Зеландии, что облегчало задачу бегунов, которые тренировались по моей системе. Я всегда наказывал своим ученикам помогать всякому, кто ищет помощи, но помнить при этом, что их шансы будут больше, если кто-то откажется от помощи. Возможно, это звучит несколько надменно, но мы всегда следовали девизу: «Целься в чемпионат страны, пусть гандикапы выигрывают простаки. Целься высоко и иди на большой куш». Мы на самом деле тренировались и намечали титулы, которые хотели выиграть на чемпионате. Мы знали, что у нас есть все основания идти к ним, протянув руки, и что у большинства других таких оснований нет.

Гордон Пири —типичный образец человека, который неоднократно бил мировые рекорды, но не мог выиграть даже титула национального чемпиона, не говоря уже об Олимпиаде или о Британских играх, только потому, что он всегда был готов тогда, когда не нужно было быть готовым, и не был в форме либо выходил из нее, когда ему нужно было быть в максимальной готовности. Не давайте себя одурачить, если вас будут уверять, что стать мировым рекордсменом лучше, чем выиграть звание чемпиона Олимпийских игр, стать победителем Британских игр или чемпионом страны.

В тот день, когда рекорды Пири вычеркнут из таблиц, о нем и не вспомнят. Снелл, Халберг, Куц —те, кто выигрывал состязания мирового масштаба, — люди, о которых будут помнить всегда. У вас не могут отобрать золотую медаль, а рекорд, мировой или какой-либо еще, живет лишь до тех пор, пока не придет еще более сильный спортсмен и не отберет его. И будьте спокойны, такой всегда найдется.

Разумеется, я готовил Халберга и к мировым рекордам, однако он к тому времени уже выиграл олимпийское золото. А в рекордных забегах Халберг готовил «новые стандарты» для более важных целей.

…Приходит ли мне когда-нибудь в голову мысль покончить с легкой атлетикой? Да, когда она вступает в противоречие с моей семейной жизнью или когда бег мешает работе. Конечно, с тех пор, как я вывел Пакетта к вершине мастерства, у меня нет времени для участия в соревнованиях. Однако я еще могу доказать на примере, что, развив однажды выносливость организма посредством марафонской тренировки, я всегда в состоянии пробежать 20 миль, специально к этому не готовясь.

Я не обманываю себя, думая, что все, чего я достиг, не могло бы быть лучше. Безусловно, могло быть. Спортсмен нуждается только во времени для тренировки. А мы в Новой Зеландии испытываем недостаток в нем. Зимой условий для тренировок на шоссе почти нет. К тому же все мои ученики работают, и они должны «забирать» для спорта все время, что у них остается от работы, от семьи и других дел. Для них довольно трудно следовать моим жестким планам, да к тому же добавляя в тренировку основные гимнастические упражнения и другие подобные вещи, которые могли бы улучшить их общефизическое состояние и, как следствие, их общую способность к бегу. И плавание, и гимнастика могут помочь делу, но все, чем располагают мои спортсмены, — это два часа после рабочего дня.

В отношении же системы, которая была мной развита, не может быть сомнений. Вы должны иметь лишь терпение, а также установить контроль над тренировкой и соревнованиями и бегать с нужной скоростью нужное число раз. Вначале возможны разочарования. Вы можете входить в форму медленнее, чем другие бегуны, и приходить на финиш последним тогда, когда они будут первыми. Но, когда нужно будет действительно быть первым, вы сумеете обойти их.

Тренерская работа в беге на длинные дистанции исключительно трудна. Каждый тренер осведомлен о различных методах тренировки —фартлеке, длительном беге в ровном темпе, беге маховым шагом, интервальном беге, спринте. Остается лишь сложить все эти элементы, и получится нужное решение. Однако ни один тренер не знает, как сложить их правильно, главным образом вследствие недостаточного знакомства с предметом на практике.

Тренерская работа —больше чем наука. Это —искусство привести спортсмена в нужное состояние к нужному дню. Но это может быть сделано лишь благодаря заранее спланированной тренировочной программе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В поисках льда

Из книги Совершеннолетие автора Тарасов Анатолий Владимирович

В поисках льда Желание наше научиться здорово играть в хоккей было непомерно велико. И оттого мы нередко перегибали палку: врача не было, и часто тренировки продолжались до тех пор, пока в глазах не становилось темно.А тренироваться хоккеистам первых призывов было, прямо


В поисках истины, но с надеждой, которая, как говорят, умирает последней

Из книги Я - из ЦДКА! автора Николаев Валентин Александрович

В поисках истины, но с надеждой, которая, как говорят, умирает последней Футбол, как и сцена, так просто человека от себя не отпускает. Не отпустил он и меня. Вместе с Никаноровым, Петровым, Башашкиным, Деминым и еще некоторыми бывшими игроками ЦДСА я оказался в городе


В поисках исторических корней

Из книги Танцующий феникс: тайны внутренних школ ушу автора Маслов Алексей Александрович

В поисках исторических корней «Никто не знает, кто создал тайцзицюань, а его утонченно-потаенную и искусно-сокровенную сущность детально изложил и довел до конца Ван Цзунъюэ», — написал в «Кратком предисловии к тайцзицюань» замечательный мастер У Юйсянь в середине XIX в.


Глава шестая В поисках состава и игры

Из книги Как уничтожили «Торпедо». История предательства автора Тимошкин Иван

Глава шестая В поисках состава и игры 1980-е годы, вплоть до их второй половины, прошли для «Торпедо» в поисках состава и своей игры. Этим занялся Валентин Иванов, в августе 1980-го сменивший на посту главного тренера Владимира Салькова.Прежде чем перейти к рассказу о том, как


В поисках Эльдорадо

Из книги Бей-беги. История английского футбола: публицистические очерки автора Бабарика Сергей

В поисках Эльдорадо «Золото в этих местах в таком изобилии, что местные жители размалывают его в порошок и вдувают через полые трубки в нагие свои тела, пока не начинали те сиять с ног до головы». С тех пор как в 1542 году Франсиско де Орельяна во главе армии испанских


В поисках правды

Из книги Эдуард Стрельцов. Трагедия великого футболиста автора Сухомлинов Андрей Викторович


V в поисках «ахиллесовой пяты»

Из книги Загадка Фишера автора Мансуров Евгений Александрович

V в поисках «ахиллесовой пяты» МИХАИЛ БОТВИННИК (СССР): «Я остаюсь на своей старой позиции, что хотя Фишер и очень крупный шахматист, но и на солнце есть пятна. У него есть недостатки – и человеческие, и шахматные, – они и могут быть использованы. Нужно только хорошо играть в


Глава 6 В поисках идеального самурая

Из книги Тайные коды боевых искусств Японии автора Маслов Алексей Александрович

Глава 6 В поисках идеального самурая Кто станет разбирать между хитростью и доблестью, имея дело с врагом?! Вергилий Проблему поиска гармонии между культурой и войной, между «гражданским» и «военным» началами можно назвать в какой-то мере ключевой в тех цивилизациях,


Уэсиба Морихэи в поисках силы

Из книги Жены шахматных королей автора Гик Евгений Яковлевич

Уэсиба Морихэи в поисках силы Жизнеописание основателя айкидо Уэсибы Морихэи (1883–1969 гг.) можно назвать, пожалуй, классической биографией восточного мастера боевых искусств. Казалось бы, он отстоит не столь далеко от нас: еще живы многие люди, которые получали


В поисках «Великой основы»

Из книги Успех или Позитивный образ мышления автора Богачев Филипп Олегович

В поисках «Великой основы» Уэсиба уже подходит к той грани, когда чисто боевые аспекты будо перестали удовлетворять его. Он ищет истину, стремится заглянуть в самую суть человека-воина. Уэсиба не раз слышал истории о великих самураях, которые, достигнув уникального


В поисках единства каратэ

Из книги Выбираю бег! автора Мильнер Евгений Григорьевич

В поисках единства каратэ История распространения каратэ в Японии невероятно запутанна, хотя в этом нет ничего странного – каждый из руководителей школ считал, что именно у него «делалось настоящее дело». Ясно одно: сколь бы ни была велика роль Фунакоси Гитина в


По свету в поисках счастья

Из книги Жизнь без границ. История чемпионки мира по триатлону в формате Ironman автора Айлвин Майкл

По свету в поисках счастья Пятый чемпион мира Александр Алехин — рекордсмен, только он был женат — правда, не всегда официально — пять раз. Первой избранницей шахматного маэстро стала русская художница баронесса Анна фон Сергевин. Александр женился на ней в 1920-м, в


В поисках истины

Из книги автора

В поисках истины Я сидел на балконе клиники госпитальной хирургии Смоленского мединститута и дышал. Вернее, пытался дышать, так как воздух никак не хотел входить в легкие.Мутило, в глазах зеленые круги, рот наполнялся слюной. Полное йоговское дыхание — раз, еще и еще.


Глава 3 В поисках себя

Из книги автора

Глава 3 В поисках себя Изначально я планировала после университета стать адвокатом. В то время я думала, что хочу именно этого.Летом лондонская контора Lovell White Durrant приняла меня на неделю на работу. Работа в Сити была мне в новинку, до этого я не жила в Лондоне. Как