Может ли тренер экспериментировать с игроком?

Может ли тренер экспериментировать с игроком?

Но здесь я хотел бы несколько отвлечься от истории рождения и становления новой тактики игры и рассказать об эпизоде, который произошел спустя три года после тех дней, когда Анатолий Дроздов пробовался на место хавбека.

К началу XX юбилейного чемпионата страны в ЦСКА сложилась ситуация, когда целое звено игроков стало как бы лишним.

Подросли воспитанники нашей хоккейной школы Владимир Викулов, Виктор Полупанов, и все вдруг заметили, что молодые хоккеисты по мастерству своему ничуть не уступают опытным и заслуженным мастерам, ветеранам армейского коллектива.

Вот тогда-то Анатолий Дроздов почувствовал, что он как бы не у дел, что он стал вроде бы «лишним» игроком, что у него нет постоянного места в основном составе и он не может больше рассчитывать играть в ЦСКА долгие годы, – молодежь наступает. Толя обратился к руководству ЦСКА с просьбой отпустить его в родственную команду, в спортивный клуб Ленинграда, где он начинал играть.

– В конце концов, – пояснил он, – я хочу быть игроком основного состава…

И тогда же у нас с Борисом Павловичем Кулагиным состоялся такой разговор с Дроздовым.

Мы спросили Анатолия:

– У тебя обида или какие-нибудь претензии к нам? А? Мы понимаем, что тебе неприятно быть все время запасным… Но в чем, на твой взгляд, виноват» мы, что ты так и не стал хоккеистом высокого полета?

Толя возразил:

– Нет, нет, вы все сделали, я благодарен вам, что стал здесь мастером спорта, получил несколько медалей чемпиона СССР.

Толя помолчал, потом добавил:

– Хотя… хотя… Мне немного обидно, что вы на мне экспериментировали…

Это было неожиданно и, пожалуй, неприятно…

Правда ли, что мы экспериментировали с Дроздовым? И имели ли мы вообще право на такой эксперимент?

Толя Дроздов пришел к нам защитником. Однако в компании с выдающимися мастерами, которые играли тогда и играют сейчас в ЦСКА (Н. Сологубов, И, Трегубое, А. Рагулин, В. Кузькин, Э. Иванов), рассчитывать на постоянное место ему было трудно. И потому мы решили попробовать Дроздова на месте центрального нападающего. А нам как раз не хватало центрфорварда в звено к Леониду Волкову и Анатолию Фирсову. Им нужно было придать физически сильного, смелого игрока. Таким хоккеистом и был Анатолий.

Именно на этом месте Дроздов и добился наивысших успехов в своей спортивной биографии. Стал мастером спорта и чемпионом страны.

Но даже в этом амплуа, в этой тройке, играя вместе с Волковым и Фирсовым, он не показывал того, что мы от него ждали. Он уступал, и довольно заметно, по классу своим партнерам, и потому в первую сборную страны в это звено вместо него включился Виктор Якушев из московского «Локомотива».

Дроздов оставался один, когда его товарищи уезжали со сборной. Он грустил, скучал, переживал, наверное, обижался на нас, тренеров.

Мы побаивались его одиночества: действительно тяжело, когда твоим товарищам поручают более ответственное задание, а тебя на это задание не берут. Такие переживания по-человечески понятны.

Шли годы, партнеры Дроздова росли, а Толе по-прежнему не хватало для классной игры какой-то изюминки, своеобразия, неповторимости, выдумки. Тренировался, он подчас с некоторой ленцой, и оттого разрыв в уровне мастерства между ним и его партнерами продолжал расти.

Мы не могли не считаться с тем, что звено от этого страдает, и потому решили ввести Дроздова в наше экспериментальное, звено «систему», предложив ему новую роль – хавбека. Нам казалось, что он иначе покажет себя в новой роли, откроет в себе какието неизвестные и нам и себе самому качества. Ну, а кроме того, надеялись – вместе с хоккеистами, с которыми он теперь будет играть, Дроздов, может быть, попадет в сборную. Ведь идти вместе, рядом легче, чем догонять а одиночку.

Но этот эксперимент оказался неудачным. Толя так и не смог избавиться от какого-то уныния, поверить в свои силы, тренироваться с большей заинтересованностью. Есть в этом и наша вина? Может быть. Но мы не могли не идти на этот эксперимент. Ведь нам хотелось, чтобы Анатолий Дроздов нашел свое место, мы стремились усилить им и звено и всю команду. Не случайная прихоть и не какой-то каприз заставили нас рисковать. Именно его, Дроздова, интересы толкнули нас на это решение.

Может быть, мы должны были его поддержать под локоток?

Не думаю. Спорт требует от человека его собственного мужества. А Толя – спортсмен способный, не бесталанный. Но ему не хватало терпения. Одной из черт мужества.

Однако ошибка наша была в том, что, начиная, эксперимент, мы не заручились согласием Дроздова. И я чувствую сейчас свою вину, что не сказал ему, не предупредил о возможности неудачи. Я старался тогда убедить его лишь в том, что он непременно добьется успеха…

Но вот иной пример. Анатолий Фирсов, как известно, дебютировал в «Спартаке», играя там центральным нападающим. Первые свои матчи в составе армейцев он провел в привычном амплуа. Однако позже я увидел, что Анатолий может стать весьма: перспективным крайним нападающим. Обычно действия крайних нападающих в известной мере зависят от действий их партнера – центрфорварда, от его умения «загружать» товарищей работой. Но Фирсов сам инициативен, быстр, умеет брать игру на себя и потому может успешно сыграть даже тогда, когда центральный нападающий проводит матч слабо.

Мы перевели Фирсова на край, и, как показало время, этот эксперимент оказался удачным. Ныне Анатолии – хоккеист экстра-класса.

Уверен: любой тренер имеет право на игровой эксперимент, с хоккеистом. Иначе добиться чего-то нового просто невозможно. Нельзя решать сложные творческие задачи, усовершенствовать тактику без риска, пробы, возможных неудач.

Но при этом необходимо, чтобы и сам хоккеист, был активным участником эксперимента. Думал и искал вместе с тренерами. В большом спорте нельзя не экспериментировать.

Мы, тренеры, очень мало, робко экспериментируем, на нас слишком давят очки. Но разве у команды могут быть всегда только успехи? Может, имеет смысл завести какую-то новую шкалу для определения качества тренера, педагога, творца? И оценивать работу тренера не одними очками. Ведь этого недостаточно. Не только количество набранных командой очков, но и классные хоккеисты, воспитанные этим тренером, его вклад в обогащение тактического арсенала отечественного хоккея – вот что должно служить эталоном искусства тренера.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Что может БПТ

Из книги Психологическая самоподготовка к рукопашному бою автора Макаров Николай Александрович


ТРЕНЕР ОБЪЯСНЯЕТСЯ, ТРЕНЕР РАССКАЗЫВАЕТ

Из книги Надежды, разочарования, мечты… автора Тихонов Виктор Васильевич

ТРЕНЕР ОБЪЯСНЯЕТСЯ, ТРЕНЕР РАССКАЗЫВАЕТ Мы играем для зрителей.Не могу представить себе хоккей при пустых трибунах. Как театр без публики.Читал, что театральный спектакль складывается из двух начал. Из того, что происходит на сцене. И из живой реакции зрительного зала на


Евгений Ловчев Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России, президент и главный тренер мини-футбольного клуба «Спартак» Футбол формирует личность

Из книги Надежды и муки российского футбола автора Мильштейн Олег Александрович

Евгений Ловчев Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России, президент и главный тренер мини-футбольного клуба «Спартак» Футбол формирует личность Футбол – это люди, которых заставляют собираться по сто тысяч в «Лужниках». Это то, во что ты играешь в своем


Глава IX. Спасайся кто может

Из книги Тропами подводными автора Папоров Юрий Николаевич

Глава IX. Спасайся кто может Множеством гнусных ртов приникает к вам эта тварь! Гидра срастается с человеком, человек сливается с гидрой. Вы одно целое с нею. Вы — пленник этого воплощенного кошмара. Тигр может сожрать вас, осьминог — страшно подумать! — высасывает вас. Он


III а, может быть, он прав?

Из книги Введение в Параглайдинг автора Френкель Зигмунт

III а, может быть, он прав? Дж. КОЛЛИНЗ (США): «Если Фишер на чем-нибудь останавливался, то был непоколебим в своем решении. Многие пытались переубедить его, но я этого никогда не делал. Даже тогда, когда большинство считало, что Бобби полностью заблуждается, он чаще всего


Открытие 1БК – может ли оно подвести?

Из книги Минимум жира, максимум мышц! автора Лис Макс

Открытие 1БК – может ли оно подвести? Краеугольным камнем многих искусственных систем является слабое открытие одним без козыря. За этим стоит определенная логика: ваша собственная рука довольна слаба, сила в пределах 11–12 очков, следовательно, у оппонентов есть очень


Кто может летать

Из книги Полное погружение. Как плавать лучше, быстрее и легче автора Лафлин Терри

Кто может летать Почти каждый человек старше 16-ти, обладающий умеренно приличным здоровьем. При этом нет нужды быть атлетом. Вам придется бежать, выдерживая сопротивление парашюта (15-20 кг) во время взлета и испытывать удар в момент приземления, аналогичный удару при


Мастером может быть любой

Из книги Вкус жизни автора Михалевич Олег Игоревич

Мастером может быть любой В 2003 году я оказался на концерте Джеффа Малдура, известного блюзового и фолк-музыканта, который играет на сцене уже более сорока лет. Я сидел в десятке метров от него в маленьком зальчике и был заворожен гениальностью его игры на гитаре. Он


Кортизон является болеутолителем, хотя и может ускорить процесс естественного выздоровления, которое может оказаться неполным в случае излишней спешки. Слишком длительное использование кортизона может, однако, ослабить ткани и вызвать остеопороз.

Из книги автора

Кортизон является болеутолителем, хотя и может ускорить процесс естественного выздоровления, которое может оказаться неполным в случае излишней спешки. Слишком длительное использование кортизона может, однако, ослабить ткани и вызвать


Часть 3 Что может мозг

Из книги автора

Часть 3 Что может мозг Глава 23. Сам себе врач Когда заболевает ребенок, лечение его целиком и полностью зависит от других. Врач предписывает медикаменты, родители и бабушки следят, чтобы лечение проходило согласно предписанию. С годами в сознании ребенка в вопросах