О друзьях-соперниках

О друзьях-соперниках

Следующим важнейшим этапом в становлении отечественного хоккея мне представляются годы наших последних побед на чемпионатах мира и на Олимпийских играх в Инсбруке.

Но победы эти еще свежи в памяти поклонников нашей чудесной игры.

В этой книге я рассказываю прежде всего о хоккеистах ЦСКА. Это понятно: их я знаю лучше, чем кого бы то ни было.

Но когда речь идет об истории нашего хоккея (еще раз оговариваюсь, что глава «Люди и годы» ни в коей, мере не претендует на то, чтобы быть этой историей), когда речь идет о первых шагах нового вида спорта в стране, о, первых его рыцарях, нужно сказать хотя бы несколько слов и о других мастерах, о других командах, которые представляют наш хоккея сегодня.

В первенстве страны сейчас принимает участие солидная группа сильных и интересных команд. В классе «А» представлены не только наши «старые» хоккейные центры, возглавляемые Москвой, но и такие города, где большой хоккей появился совсем недавно, – Киев, Минск, Новокузнецк, Казань, УстьКаменогорск. И это вполне закономерно. Наш хоккей растет и вглубь и вширь. Совершенствуется мастерство не только хоккеистов, но и мастеров, играющих на так называемой хоккейной периферии.

Одним из наиболее важных итогов хоккейного сезона 1966/67 года было появление на нашем правом фланге еще одной первоклассной команды. Чемпионом страны стали хоккеисты московского «Спартака».

«Спартак» в его нынешнем составе – весьма сильная, четко сбалансированная во всех линиях команда. Тренеру спартаковцев В. Боброву удалось подобрать ровный и интересный состав, добиться его стабильности, и вот команда заиграла, сумела одолеть армейцев, четыре года подряд занимавших бессменно верхнюю строчку в таблицах чемпионатов страны.

Мы можем радоваться появлению превосходной хоккейной дружины.

Кстати, несколько слов о причинах неудачи хоккеистов ЦСКА в минувшем сезоне.

Понимаю, что не только нам, спортсменам и тренерам, но и болельщикам знакомо неприятное чувство горечи поражения.

Однако всякая неудача имеет свои, совершенно конкретные причины, она поразному истолковывается и расценивается, а значит, и поразному «переживается».

Мы, армейцы, переживали свою неудачу (а второе место для почти бессменного чемпиона, безусловно, следует считать неудачей) особенно тяжело: нам эта горечь поражений не очень привычна, знакома мало. На протяжении двадцати лет армейцы имели не слишком много поводов для огорчений. Но в прошедшем сезоне, к сожалению, были весомые обстоятельства, ставшие причиной утраты хоккеистами ЦСКА звания чемпиона страны.

Когда знаешь истоки неудачи, легче переживаешь ее горечь: видны пути к исправлению недостатков, к восстановлению утраченных позиций.

Нашу команду здорово подвела недисциплинированность Кузькина и Мишакова. Но не подумайте, что все дело лишь в том, что команда лишилась двух основных игроков и это, несомненно, отразилось на ее боеспособности. Такое простое объяснение неудачи было бы малоубедительным и поверхностным. Все значительно сложнее.

Мы лишились не просто двух игроков, условных X и У. Нас подвел капитан команды. Ее бывший комсорг. Хоккеист, играющий весьма важную роль в отношениях между спортсменами и тренерами. Человек, на которого надеялись, в которого верили. Из рабочего механизма команды выпало важное звено – капитан, руководство коллективом самими спортсменами, а не только тренерами.

Видимо, сюда следует добавить и то обстоятельство, что на хоккейную команду ЦСКА была нацелена несколько излишняя, на мой взгляд, доля критики. Остальные команды, даже взятые вместе, ругали, пожалуй, меньше, чем нас.

Мы видели наши ошибки и стремились исправить их. Нам очень помогли в эти дни наши друзья, которые старались поддержать команду.

К сожалению, среди руководителей армейского спорта таких добрых помощников не нашлось. Критика со стороны нашего спортклуба была далеко не конструктивной.

Несправедливые подчас нападки нервировали коллектив и совсем никак не создавали такой важной для успеха творческой и спокойной обстановки.

Но победа – это не только мастерство. Это спокойствие, внутренняя собранность спортсмена, их дружба, вера друг в друга. А Кузькин и Мишаков выбили товарищей из такой обстановки, лишили привычной атмосферы. Их минутный проступок обошелся команде в долгие месяцы лихорадки.

Разумеется, и в чисто спортивном плане отсутствие двух опытных хоккеистов было весьма чувствительно. Особенно болезненна оказалась потеря Мишакова, которого мы намеревались включить в ведущее звено – к Альметову. Именно в те месяцы, когда мы остались без Евгения и Виктора, команда потеряла столь важные очки в играх с горьковчанами и ленинградцами.

Свою вину я вижу и в том. что осенью отказался от нескольких игроков, которые просили включить их в состав ЦСКА: я рассчитывал обойтись в минувшем году наличными силами, а потом, в следующем сезоне, взять в команду молодых, подросших юнцов из хоккейной школы ЦСКА.

И еще одно обстоятельство надо иметь в виду, рассматривая причины неудачи армейцев. ЦСКА к началу чемпионата мира не сумел оторваться в очках от своих конкурентов и потому уже не мог рассчитывать на плановый успех: девять (!) армейцев, не жалея себя, сражались вместе с товарищами за честь нашего хоккея в Вене, но силы их вовсе не беспредельны.

Почему же в таком случае хоккеисты ЦСКА смогли выиграть, у чемпиона в финале кубка и тем самым хотя бы частично реабилитировать себя? В одном матче победить легче. Здесь решающим становится внутренняя мобилизация спортсменов на игру, правильный выбор тактической схемы – для марафонского турнира этого недостаточно.

Наш хоккей стремительно набирает темпы. И проявляется это не только в том, что вслед за победами в Стокгольме, Инсбруке, Тампере, Любляне последовала победа в Вене и эта победа уже никого из специалистов не удивила, но прежде всего в том, что растет класс игры сотен спортсменов, что наш хоккей получает солидную материальную базу. В стране уже строятся или будут строиться в ближайшее время десятки искусственных катков.

А создание условий для круглогодичных тренировок будет способствовать значительному росту мастерства хоккеистов.

В этой книге много говорилось о ведущих игроках страны, играющих в ЦСКА, – Александрове и Фирсове, Альметове и Локтеве. Но классные мастера есть, конечно, не только в команде армейцев. Мы не раз уже имели повод вспомнить в предыдущих главах такого выдающегося гроссмейстера хоккея, каким стал Вячеслав, Старшинов. А здесь, на этих страницах, я хотел бы сказать добрые слова о спартаковце Борисе Майорове, горьковском торпедовце Викторе Коноваленко, хоккеисте московского «Локомотива» Викторе Якушеве, динамовце Виталии Давыдове. Разумеется, этими именами наш большой хоккей не исчерпывается, но я, повторяю, предпочитаю писать только о тех, кого лучше знаю, а с этими хоккеистами я работаю в сборной команде страны.

Впрочем, как оказалось, даже Бориса Майорова я до последнего времени знал весьма приблизительно.

Борис всегда мне нравился своей жадной любовью к хоккею, своим трудолюбием, страстностью, умением отдаваться игре до конца. Нравился своим, если хотите, хорошим самолюбием, ревнивым отношением к собственным успехам.

Борис – прославленный хоккеист, чемпион мира и олимпийский чемпион. По профессии Майоров инженер, он окончил авиационнотехнологический институт. Это человек высокой культуры, интересный и своеобразный.

Манера его действий на поле не может не обратить на себя внимания. Играет капитан московского «Спартака» размашисто, шайбу ведет то короткими, то широкими, свободными движениями клюшки, охотно и умело применяет финты. На большой скорости Борис то посылает шайбу далеко вперед, то убирает ее под себя.

Чем жарче разгорается бой на ледяной площадке, тем охотнее ввязывается в него Майоров, не теряя при этом даже в самой напряженной схватке своей высокой техники.

Все это не может не нравиться в Борисе.

Однако долгое время мне казалось, что Борис в чем-то, пусть в небольшом, эгоист. И только недавно я понял, что ошибался или сама жизнь изменила Бориса?

Перед поездкой в Любляну, когда решался состав команды, было два мнения. Все соглашались, что, безусловно, едет на чемпионат мира звено Альметова и едут Б. Майоров и Старшинов. А дальше мнения расходились. Одни считали, что в сборную должна быть включена тройка Стриганов – Юрзинов – Якушев, а к спартаковским нападающим нужно добавить Фирсова, и тогда появится могучее звено: Б. Майоров – Старшинов – Фирсов. Другие, напротив, были убеждены, что тройка, где вместе с Фирсовым играют ее молодые партнеры по клубу Викулов и Полупанов, значительно сильнее, нежели звено Юрзинова, и именно эта тройка должна ехать в Любляну, а к спартаковцам следует подключить Якушева.

Борис Майоров и Старшинов во время турне по Канаде в декабре 1965 года провели один матч с Фирсовым, и провели его превосходно. Поэтому Борис не мог не понимать, что с Анатолием Фирсовым их звено сразу и значительно будет усилено, что такую тройку ждут большой успех и, видимо, громкая слава.

Но когда окончательно решался состав сборной страны и практически все зависело от мнения Майорова (как и от мнения Старшинова и мастеров альметовской тройки), Борис поставил интересы сборной выше своих собственных.

– Фирсов привык к молодым ребятам… Это сильная тройка. Пусть она и едет. А мы, думаю, сыграем с Виктором Якушевым, как сыграли в Тампере с Толей Ионовым…

Я сказал Борису при ребятах, что очень виноват перед ним, поскольку считал его про себя эгоистом. Я попросил Бориса извинить меня и сделал для себя вывод – никогда не судить окончательно о характере спортсмена, если недостаточно хорошо знаю его.

О Майорове думаю я и сейчас, когда стало известно, что тренер хоккеистов «Спартака» В. М. Бобров ушел из команды.

Чемпион страны остался без тренера.

Кто возглавит «Спартак»? Слышу разные фамилии. Разные кандидаты. Очень разные. Не знаю, на ком остановится руководство клуба. Выбор трудный.

А я предложил бы команду Майорову.

Да, да, Борису Майорову, действующему спортсмену, не тренеру! Разве наставником команды может быть только тот человек, кто окончил свои выступления в большом спорте?

А почему бы и не стать Майорову играющим тренером? Сейчас, когда все свежо в памяти, когда необыкновенно велик его авторитет чемпиона мира, капитана сборной страны.

Темпы роста его как тренера, творческое созревание как педагога, специалиста, теоретика и практика хоккея были бы весьма внушительны.

Да и характер у Бориса подходящий, и сила воли есть, и опыт колоссальный.

Уверен, что тренером он будет незаурядным.

Не могу не сказать несколько слов о славном человеке, прекрасном мастере, незаменимом участнике последних чемпионатов мира Викторе Якушеве.

Были и есть хоккеисты, которые могли и умели играть только на одном, «любимом» месте. (Хотя немало среди них и таких спортсменов, кто до конца своей спортивной карьеры так и не узнал, на каком же именно месте, в какой роли заключается его истинное призвание: просто всю жизнь играл парень там, где его однажды поставили.) Хоккеист московского «Локомотива» Виктор Якушев является полной противоположностью таким игрокам. Он играет (и играет с блеском) на любом месте в нападении, в сочетании с любыми партнерами.

Виктор сумел отлично вписаться в тройку Альметова, когда поехал вместо Локтева на чемпионат мира в Стокгольм. На следующем мировом первенстве он играл уже вместе с Леонидом Волковым и Анатолием Фирсовым играл не крайним нападающим, а центральным, причем действовать ему пришлось в тактическом ключе, отличном от того, к какому он привык в Своем клубе. А в Любляне Якушев стал чемпионом мира в новой тройке вместе со спартаковцами Б. Майоровым и В. Старшиновым. Наконец, в Вене Виктор снова, как и четыре года назад, успешно сыграл в звене с А. Альметовым и В. Александровым.

Друзья по команде, зная готовность Якушева играть в любом эвене, както решили разыграть Виктора. Подошли к нему и с видимым сочувствием, «по секрету», сообщили новость: тренеры на очередной матч хотят поставить Якушева в защиту.

Виктор встретил это известие спокойно: – Сыграем… А что?

Почему Виктор хорош на любом месте, в любой тройке? Прежде всего потому, что он хоккеист высокой спортивной культуры, понимает важнейшие принципы нашего хоккея, основы стратегии и тактики, точно так же, как и другие ведущие мастера. А это важнейшее условие формирования новой тройки. Якушев – игрок исключительно надежный, тренеры спокойны за него: он не подведет команду.

У Якушева нет недругов. Все к нему относятся с откровенной симпатией. Товарищи ценят его скромность, порядочность, спокойствие.

Виктор – парень молчаливый. Умеет слушать собеседника, тренера. Говорит редко, но уж так, что слова его запоминаются надолго.

Во время турне по Канаде в декабре 1965 года наша сборная провела шесть встреч со сборной хозяев поля. Пять встреч мы выиграли, в одной потерпели неудачу. Якушева както спросили, почему мы проиграли этот матч. Виктор подумал, а потом, не улыбнувшись, ответил…

– Клиента терять нельзя…

Весной 1967 года, когда завершился венский чемпионат мира, мы все были рады, что наконец-то лучшим защитником турнира признан замечательный хоккеист Виталий Давыдов.

Своим упорством он мне чем-то напоминает Володю Брежнева, который, как вы знаете, долгие годы стремился к высотам мастерства. Своей порядочностью, фанатизмом в отношении к тренировкам он столь же заслуживает признания, как и Анатолий Фирсов. Своим отношением к товарищам, ровным и добрым, Виталий может служить образцом, и если мы говорим, что молодежь должна учиться у ветеранов хоккея, то самый убедительный и достойный подражания пример – это Виталий Давыдов.

Бесстрашие, мужество, постоянное стремление к силовому единоборству – а ведь этот защитник не отличается особыми физическими данными. Казалось бы, что главное и единственно доступное для него – техника, интуиция, внимание. Действительно, внешне Виталий – легкий защитник атакующего плана, но, оказывается, он способен и на другую игру. Силовую, мужественную, жесткую. Виталий борется не силой, не мышцами, а характером – злым в игре, собранным, спокойным.

У нас, тренеров сборной СССР, есть некоторые данные по учету действий защитников.

Когда-то у Виталия не получалось развитие контратаки, мы высказали ему свои претензии, и вот за год большого труда он полностью «расправился» со своими недостатками, вырос в одного из лучших защитников нашего хоккея. И если раньше он не умел, подхватив шайбу, быстро, немедленно выдать ее партнеру вперед, то теперь этому искусству он может учить других.

Воспитанник московских динамовцев, он начальное и высшее образование получил у Аркадия Ивановича Чернышева.

Виталий – прекрасный семьянин, умный и рассудительный человек, он отличается большой работоспособностью и пытливостью. Давыдов окончил заочно педагогический институт.

Виталий не умеет лгать, наговаривать на товарища, он скорее примет ошибку партнера на себя. Никогда не тренируется плохо, никогда не нарушает спортивного режима. И даже на последнем приеме, в Венской ратуше, когда все было позади, и он только что получил приз лучшего защитника, и ребята подошли к нему с бокалом, он, извиняясь, отказался притронуться к вину:

– Не пил и не буду пить…

Виталий – воплощение дисциплинированности, строгого отношения к себе. За десять лет ни разу не опоздал ни на один матч, ни на одну тренировку или какое-то собрание команды.

Я влюблен в этого спортсмена, который по своему мастерству, по отношению к хоккею опережает время.

Таким же спокойным и рассудительным человеком, как Якушев или Давыдов, в нашей сборной команде представляется мне вратарь Виктор Коноваленко, играющий в горьковском «Торпедо».

Вратари – наиболее уязвимое место многих наших команд, в том числе и сборных. Именно вратари были едва ли не самой главной причиной провала советской команды на чемпионатах мира 1955, 1957 годов и на Олимпийских играх 1960 года. Не удивительно поэтому, что все мы, тренеры, с самым пристальным вниманием следили и следим за успехами и неудачами наших стражей ворот, радуемся появлению среди них молодых талантливых спортсменов.

Вспоминаю свое первое обстоятельное знакомство с Виктором Коноваленко.

Зимой 1961 года сборная советских хоккеистов готовилась к матчу с канадцами. Коноваленко прилетел на сбор только вечером накануне матча – горьковчане играли с одной из сибирских команд, и нелетная погода чуть не подвела Коноваленко.

Я Спросил Виктора, готов ли он завтра играть с канадцами или ему необходим отдых.

– Если вы поставите, я буду играть… Почему не сыграть?

Меня поразил тон ответа, какое-то необыкновенное спокойствие Коноваленко. Это в общем-то было странно: в то время мы с глубоким опасением относились к канадцам, ибо побеждали тогда лишь в редких случаях, – во всяком случае, не столь регулярно, как сейчас. Я никак не мог уразуметь, почему Коноваленко так спокоен – то ли это спокойствие напускное, то ли ему кто-то сказал о твердом решении тренеров поставить его на предстоящий матч. Чтобы проверить свои впечатления, я через 15–20 минут направился в комнату, где разместился Виктор.

Он уже…спал.

И тогда я понял, что у нас, наконец, появился вратарь, которого мы долго ждали, – вратарь с крепкими нервами, бесстрашный. Позже мы все убедились, что Виктор обладает высокими двигательными навыками, что он терпелив, ему как будто никогда не больно, он не унывает из-за ошибки.

Это бесценные качества для вратаря. Хоккейная профессия Виктора Коноваленко исключительно сложна и требует высокого мужества.

Мне немного обидно, что Международная федерация хоккея никак не может набраться прозорливости и наградить нашего стража ворот призом лучшего. А ведь он пятикратный чемпион мира! Да, действительно, внешне, так, чтобы заметили все зрители, Виктору проявить себя очень трудно: ведь он играет в сильной команде. Но специалисты хоккея должны же отличаться от зрителей, должны уметь оценивать подлинный класс, суметь уйти от вкусовых, субъективных ощущений!

Мы, тренеры, редко говорим в адрес вратарей добрые слова. Команда выиграла матч – имя вратаря забыто, проиграла – виноват, конечно, вратарь. Это не создает в коллективе дружеского отношения к вратарю, не приносит самим вратарям высокого чувства удовлетворения. «Как ни старайся, все равно лучшим или в числе лучших не будешь» – примерно так мы приучили рассуждать вратарей.

Но это лишь полбеды. Отношение к вратарям переносится и на тренировку. Если тренировка хоккеиста направлена на то, чтобы развить его достоинства или исправить недостатки, то вратарю в этом смысле не повезло: шайбу ему бросают, как хотят, когда хотят и куда хотят. В тренировке отсутствует главное – культура подготовки вратарей. Бывает и так! вратарь только что встал в ворота, а в него уже летит град шайб, причем сильные броски следуют часто с близкого расстояния, что сразу отбивает охоту к тренировке, подчас вызывая и боль и страх.

Возьмите другой, очень важный вопрос – взаимоотношения вратаря с игроками. Кто из хоккеистов умеет во время игры слушать вратаря, по-настоящему порадоваться его удаче, поддержать в случае ошибки? А кто больше, чем вратарь, нуждается в такой дружеской поддержке?

Нам надо понять: вратарь – центральная фигура в команде, ему соответственно его высокой роли должны быть созданы условия, позволяющие раскрыть все без остатка способности.

Виктор Коноваленко не только хороший вратарь, но и хороший человек, он умеет по-настоящему радоваться успеху товарищей, для него высшая радость в спорте – не личный успех, а победа команды.

Вратарь из горьковского «Торпедо» – неоднократный чемпион мира, обладатель нескольких золотых медалей, самых заманчивых и привлекательных для каждого хоккеиста.

Но успех, рост, нашего хоккея выражаются не только в золотых медалях чемпиона мира, завоеванных пять раз подряд нашими мастерами, но и, в частности, в том, что за одну из золотых медалей Виктора Коноваленко в Горьковской области боролось свыше двух тысяч детских дворовых команд.

Я говорю – «в частности», ибо всего в соревнованиях дворовых хоккейных команд на приз «Золотая шайба», учрежденный редакцией газеты «Пионерская правда», последние две зимы сражалось более шести миллионов наших мальчишек.

Три миллиона юных хоккеистов! Откровенно говоря, Я не помню, чтобы два десятка лет назад мы хотя бы мечтали об этом.

Финальные игры шестнадцати лучших мальчишеских команд в Москве удивили меня. Без всяких скидок на возраст, без ненужного умиления и слащавого сюсюканья скажу, что уровень подготовки ребят показался мне обнадеживающим.

Это прекрасно! За двадцать лет наш любимый вид спорта сделал поистине гигантские шаги. Свое совершеннолетие он встречает с достоинством – успехами на международной арене и успехами в массовости.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Слово о друзьях

Из книги Верность автора Третьяк Владислав Александрович

Слово о друзьях Вертолетные лопасти со свистом замедлили свое кружение; Двигатель стих. Летчик рывком распахнул дверь и выбросил наружу короткую металлическую лестницу. «Прибыли. Можно выходить».Кругом была глухая забайкальская тайга. Я спрыгнул на землю и… тут же


О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ…

Из книги Горячие точки поля автора Буряк Леонид Иосифович

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ… Теперь, полагаю, настало время представить читателю моих товарищей по команде. Ведь рассказ о нашем восхождении не будет полным, если не рассказать о тех, кто его осуществил.Команда начинается с капитана.Виктор Колотов — заслуженный мастер спорта.