Глава 21

Глава 21

В тот же вечер Тим Мерилл перебрался обратно в номер к Биллу. Утром он вышел из ванной и обратился к нему, улыбаясь:

– Многие люди считают, что у нас легкая жизнь. К примеру, берет кто-нибудь сегодняшнюю газету и читает, что вечером мы будем в Китченере. И знаешь, что он при этом думает? «Вот счастливцы! Я должен идти в контору и потеть там целый день, чтобы заработать себе на жизнь, а они спят до полудня, затем наедаются до отвала и уезжают поиграть в хоккей…»

Билл позвонил в госпиталь. Он взглянул в окно. Часы на башне ратуши, выделявшиеся на фоне голубого сентябрьского неба, показывали без десяти семь. Ответ из госпиталя был тот же: «Без перемен».

Обычно Билл недолго задерживался под душем, но на этот раз он медлил. Сквозь шум струящейся воды он услышал голос Тима:

– Ты что там, утонул?

– Я сейчас. Спускайтесь вниз, я догоню, – высунул он голову из ванной.

В это утро двусторонняя игра не проводилась. Только учебная практика. Целый час они прорабатывали различные варианты защиты. Двое против трех нападающих, двое нападающих против одного защитника, и так далее… Билл с трудом сосредоточивался на занятиях. Должно быть, это было заметно всем, потому что к концу тренировки к нему подкатил Кинг Кейси. Он был известен своим умением общаться с молодежью и гасить любые конфликты. Когда кто-нибудь из игроков так злился на Уореса, что от волнения с трудом мог завязать шнурки ботинок, именно Кейси беседовал с ним и переводил злость в голы. У него был грубоватый голос, образная речь, но все, что он говорил, было искренне.

– Послушай, малый, не считай, что тяжесть всего земного шара у тебя на плечах, – сказал он. – Отто Тихэйн и Уорес уже разговаривали с тобой и пытались вдолбить тебе это в голову. Теперь попробую я. Останови меня, когда тебе наскучит.

Билл поневоле улыбнулся.

– Такое бывает два-три раза в год, ты это увидишь сам, когда станешь профессионалом. Может случиться с тобой или с кем другим. Ты не хуже меня знаешь, что шайба летит со скоростью сто миль в час. Это твердый кусок резины, к тому же с острыми краями. Да и клюшки не покрыты пористой резиной. Если высоко поднять или упасть на нее, вот тебе и травма. А лезвием конька можно заточить карандаш. Мы пытались многое сделать, чтобы коньки были более безопасными, но, когда несколько игроков валятся в кучу, можно и порезаться. Я уже почти пятьдесят лет в хоккее, бывало, получал и шишки и травмы, но все равно чувствую себя безопаснее, играя в хоккей, чем когда перехожу улицу, и это правда.

Откатываясь от Билла, он бросил через плечо:

– Думай только о предстоящей сегодня вечером игре с рейнджерсами в Китченере, и пусть ничто другое тебя не тревожит.

Вернувшись в отель, Билл сразу направился к телефону, но из-за конторки администратора вышла Памела и взяла его под руку.

– Пока никаких перемен, – сказала она. – Но я уверена, что все будет хорошо.

В Китченер они приехали около трех часов дня. Бобби Дейел встал и громко объявил:

– Бифштексы заказаны на три тридцать. В гостинице, в которой мы остановимся, каждому вручат ключи от комнаты, чтобы вы могли отдохнуть перед матчем.

Улица перед гостиницей была запружена людьми. В ресторане их уже ждали, и через пятнадцать минут они сидели за столами.

– Будешь отдыхать? – спросил Билла Тим Мерилл, когда они поднялись в свой номер после обеда.

– Пожалуй, – ответил Билл.

Эта привычка съесть бифштекс днем, а затем отдохнуть в постели часика два была роскошью, которую он никогда прежде не мог себе позволить. Дома, наскоро поев, он хватал сумку с коньками, из которой торчала клюшка, и бежал на автобус. Билл не рассказывал об этом Мериллу. Вряд ли это могло быть для него новостью. Тим и сам прошел через это, как и все остальные.

– У меня в Китченере есть друзья, – сказал Мерилл, сделав несколько телефонных звонков, пока Билл укладывался в постель. – Пойду навещу их. Увидимся позже.

Оставшись один, Билл принялся думать о предстоящем матче. Как-то он почувствует себя, когда увидит мчащегося нападающего с шайбой? И вообще, сможет ли он применить теперь силовой прием?…

Его разбудил телефонный звонок. Он схватил трубку. На улице уже смеркалось.

– Алло?

– Это я, – послышался в трубке голос Мерилла. – Уже без четверти семь. Мы тут внизу, хотим отправиться на стадион городским транспортом. Поедешь с нами?

– Сейчас, спущусь.

В холле было полно народу. Билл с трудом разыскал поджидавшего его Тима. Пробираясь к выходу, Билл услышал, как какой-то человек сказал своей спутнице:

– Это Тим Мерилл. А парень с ним, должно быть, Спунский, тот самый, который покалечил Бенни Мура.

В раздевалке игроки не спеша переодевались. Оба голкипера, Джон Босфилд и Эд Хилл, сидели рядышком. Хилл затягивал пряжки и застежки доспехов с тщательностью пехотинца, проверяющего свое оружие. Он никогда не разговаривал перед игрой. Билл вообще не припомнил случая, чтобы Эд сказал ему хоть несколько слов, с самого начала сборов. Но на этот раз он посмотрел на Билла и приветливо поздоровался.

Билл нашел свое место на скамье, где лежала его экипировка и чистенький свитер команды «Кленовых листьев». Он повесил куртку в шкафчик и принялся развязывать галстук. Что-то внутри его сжалось до боли при мысли о том, что сейчас ему снова придется выйти на лед. Что с ним происходит, в конце концов? Почему он забывает о том, что говорили ему Кинг Кейси, Отто Тихэйн и другие? Он сидел опустив глаза, машинально натягивая на себя хоккейное снаряжение. В раздевалку приходили игроки, переодевались, болтая и подшучивая друг над другом, но Билл ничего этого не видел и не слышал погруженный в свои мысли… Теперь, когда до начала матча оставалось несколько минут, ему казалось, что это несчастье с Муром случилось не два дня назад, а только что. Он был напуган.

Перед тем как выйти на разминку, Уорес сказал:

– Ребята, если вы хотите в этом году достичь чего-нибудь, то учтите, вы встречаетесь сегодня с командой, которую должны побеждать всегда. Начиная с сегодняшнего дня.

Они вышли на лед, побегали, разогрелись и вернулись обратно в раздевалку. Профессионалы-ветераны тут же сняли коньки и несколько минут сидели в носках, давая отдохнуть ногам. Никто не разговаривал. Все были сосредоточены на предстоящей игре. Раздалась сирена, и команда направилась к выходу. Эд Хилл, которому предстояло защищать ворота первый период, вышел первым. Затем Манискола, Бэтт, Коска, Тихэйн, Оукли, Мак-Мастерс, Стефенс, Мак-Гарри, который не переставал отпускать шутки, и Билл.

Трибуны встретили их гулом. Послышался чей-то зычный голос:

– Кого сегодня ты отправишь в больницу, Спунский?

– По крайней мере они уже знают тебя по имени, – сухо прокомментировал Коска.

Среди игроков соперника Билл заметил молодого Патча Качуру, долговязого серьезного парня, которого он видел в юниорских командах в Виннипеге в прошлом году. Теперь он играл в команде рейнджерсов. Вместе со своими партнерами Качура делал броски по воротам, которые защищал Джим Крозье, худощавый вратарь из Нью-Йорка.

Первым на лед вышло звено Оукли против пятерки Стива Бакоски, центрального нападающего рейнджерсов, который в прошлом году играл за команду «всех звезд».

Уорес хотел посмотреть, как поведет себя сегодня на льду Билл. У него было пятеро защитников – Мерилл, Коска, Тихэйн, Бэлдур и Спунский. Начали игру Коска и Мерилл. Перед следующей сменой Билл услышал команду тренера: «Спунский и Тихэйн, приготовьтесь!»

Отто и Билл покатили на свои места в защите. Вбрасывание происходило в зоне соперников. Арбитр дал свисток, вбросил шайбу и поспешно откатился назад, чтобы не мешать игрокам. Оукли удалось отбить клюшку Бакоски, и он отдал пас Стефенсу на правый фланг, а сам двинулся вперед в ожидании ответного паса, который последовал тут же. Но шайба ударилась о конек и отлетела через центральную зону к синей линии «Кленовых листьев». Бакоски бросился за ней. Билл слегка запоздал со стартом, но оказался у шайбы почти одновременно с нападающим рейнджерсов, который, вытянув клюшку вперед, стремился овладеть шайбой. В тот момент, когда он тянулся за шайбой, голова у него была опущена, и даже прежний Билл Спунский из команды Северо-Западной школы не упустил бы возможности налететь на него и применить силовой прием. А овладев шайбой и уложив Бакоски на лед, сам пошел бы вперед на защитников соперника.

Все это промелькнуло в голове Билла в сотую долю секунды.

Джонсон, молодой защитник рейнджерсов, хотя и с опозданием, но крикнул Бакоски: «Берегись!»

Но Билл не пошел на столкновение. И Бакоски, овладев шайбой, ушел от Спунского. Он понял, в какой опасности находился, и на его лице появилось удивленное выражение, сменившееся презрительной ухмылкой в адрес новичка, который не воспользовался случаем применить против него силовой прием.

Уорес тоже видел все это. Сквозь гул трибун Билл услышал, как он выкрикнул одно-единственное, далеко не ласковое слово в его адрес.

Обычно в пылу игры Билл забывал обо всем, но только не сегодня. Если бы два или три игрока сражались за шайбу у борта, он, не задумываясь, включился бы в борьбу. Но один на один…

Два раза он вступал в единоборство с нападающим, но делал это так нерешительно, словно пытался обнять соперника, а не уложить его на лед.

И все же Уорес продолжал его выпускать. Однажды он остановился позади Билла, как делал это обычно, желая что-то подсказать, но на этот раз постоял некоторое время и отошел, не произнеся ни слова.

Во втором периоде Спунский прижал игрока рейнджерсов к борту, но сделал это так неуверенно, что тот, будучи на тридцать фунтов легче Билла, свалил его с ног.

Трибуны загудели.

– Трус! – послышался окрик. – Бенни Мура он осилил, а тут струсил!

Билл быстро обернулся и увидел на трибуне девушку, которая привстала, ища взглядом крикуна. Это была Памела!

В перерыве между вторым и третьим периодами Уорес поджидал его в коридоре.

– Сюда, – кивнул он в сторону каморки рядом с раздевалкой.

Билл послушно протопал туда. Уорес зашел следом и прикрыл за собой дверь. Они остались наедине.

– Ты паршиво играешь, – сказал он, глядя прямо в глаза. – Мне сейчас следовало бы приказать тебе снять форму и отправить домой, чтобы ты как следует поразмыслил обо всем и вернулся, когда поумнеешь.

Билл не отрываясь смотрел на тренера. Уорес тоже не спускал с него глаз.

– Что я и сделаю, если в третьем периоде ты не докажешь, что действительно хочешь стать хоккеистом и не перестанешь терзаться из-за Мура.

Вот и все. Больше не было сказано ни слова. Уорес повернулся и вышел, с силой хлопнув за собой дверью.

Никто из игроков не посмотрел в его сторону, когда он вошел в раздевалку. Билл сел на свое место, упершись локтями в колени, и уставился в пол. Он вспомнил, как два года назад начал учиться играть в хоккей, вспомнил тех, кто помогал ему в этом. Неужели он забудет обо всем из-за случая с Бенни? И поможет ли это Бенни Муру? Да и вообще кому-нибудь?

Об этих нескольких минутах он часто вспоминал впоследствии как о самых решающих и важных в его жизни. До этого он никак не мог взять в толк, что подобное может случиться с каждым, да и случается почти ежедневно, что клюшки жесткие, шайбы летят с невероятной скоростью, а коньки, как бритвы. Все это так, но… Он должен был доказать себе, что не намеренно толкнул Мура, а полностью уверенности в этом у него не было. И это его мучило.

«С этой минуты, – сказал он самому себе, – никогда никому намеренно не причиню травму». Он подумал о том, как играет Тим Мерилл – жестко, сильно, мощно, но никогда не играет грязно.

«Все то, что было сказано обо мне, – подумал Билл, – относится к худшей стороне хоккея. Всегда были и будут сомнения в том, что несчастный случай явился действительно результатом случайности. Но если я стану профессионалом, пусть все видят, что я играю честно».

Он вспомнил имена знаменитых хоккеистов. Никто из них не вел грязную игру, а многие выступали в составе «всех звезд». Можно было играть в такой команде, и играть чисто.

«Только так я и буду играть», – решил для себя Билл Спунский.

Это были невеселые раздумья для юноши, которому еще не исполнилось девятнадцати лет, но когда он поднялся с места, то Уорес почувствовал, что парень сделал для себя кое-какие выводы. Это чувство было интуитивным, но Покеси всю жизнь руководствовался интуицией.

После вбрасывания шайба оказалась в центральной зоне. Стив Бакоски, овладев ею, кинулся вперед в зону «Кленовых листьев», Билл пошел ему навстречу. Он попытался отбить шайбу, но неудачно, и бросился вдогонку за Бакоски. Билл налетел на него сбоку всем корпусом, и тот распластался на льду. Подхватив шайбу, Спунский пошел вперед, прямо на защитников команды рейнджерсов. Крайние нападающие «Листьев» заняли свои места в обороне. И тут Билл сделал сильнейший бросок низом, тот самый, за который его хвалил Уорес. Он вложил в этот бросок всю силу, но не удержал равновесия и заскользил на спине по льду. Билл видел, что голкипер с трудом отбил шайбу прямо на клюшку Оукли, а через секунду последовал решающий бросок, и за воротами рейнджерсов вспыхнул красный свет. Когда Билл вернулся на скамью, Уорес сказал только: «Наконец ты заговорил».

Это был единственный гол в том матче. «Листья» победили.

Памела и миссис Коска встретили Билла у выхода из раздевалок.

– Я не предупредила вас, что приеду на матч, потому что сама не была уверена в этом, – сказала девушка.

Позже, за ужином, Тим Мерилл познакомил Билла со своей женой. Вместе с ней были их пять дочерей, но миссис Мерилл могла бы сойти за их сестру, а не за мать, так молодо она выглядела.

Памела и Билл разговаривали с Остряком Джексоном, когда к столу подошел дежурный администратор.

– Мистер Уорес! – окликнул тот присутствующих. – Вас к телефону.

Тренер поднялся и ушел. Сперва Билл даже не обратил на это внимания – Уорес половину своего времени проводил в телефонных разговорах. Но когда он вернулся, в его лице Биллу почудилось нечто необычное. Уорес направился прямо к ним.

– Звонил Джим Мэрфи, – сказал он. – Бенни пришел в сознание, и с ним все в порядке. Он помнит только, что хотел припечатать Билла к борту, и тут словно свет погас у него в глазах.

– Он в порядке? – переспросил Билл.

Тренер улыбнулся.

– В полном порядке. Через день-другой сможете сами убедиться в этом. Мэрфи разрешит свидание. – Он обернулся к Остряку. – Пожалуйста, точно передай газетчикам и корреспондентам радио и телевидения слова Мура. Надо покончить со всеми сплетнями.

Билл и Памела продолжали стоять на месте как вкопанные, потом они обернулись друг к другу и со вздохом облегчения обнялись.

Остряк Джексон прокашлялся и спросил, улыбаясь:

– Как зовут твою приятельницу в Виннипеге, Билл? Сара, если не ошибаюсь?

– Сукин ты сын, Остряк, – рассмеялся Уорес, а за ним и все остальные.

– Я позвоню Саре и скажу, что с Бенни все в порядке, – тут же спохватился Билл. – Она очень беспокоится…

Все посмотрели на него, сразу перестав смеяться. Первым заговорил Уорес:

– Сразу видно, что ты хороший защитник и в жизни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 3

Из книги Команда автора Бримсон Дуг

Глава 3 Среда, 8 сентября, 16.20 Фитчет и Алекс вышли из метро на свет. Им сразу полегчало, как только они покинули безумный скрежет подземки на станции «Бейкер-стрит», хотя и по разным причинам. У Алекса на то были свои поводы, а вот Фитч, например, просто терпеть не мог


Глава 5

Из книги Научись защищаться автора Янг Скотт

Глава 5 Пятница, 1 октября, 14.30 — Вот ваш кофе, шеф. Осторожнее, почти кипяток.Джарвис поднял взгляд из-за груды бумаг, заваливших стол, и принял пластиковый стаканчик.— Спасибо, Фил, — поблагодарил он. — Сейчас пойдет и кипяток.Двое мужчин сидели, молча дуя на стаканчики,


Глава 6

Из книги Соленые радости автора Власов Юрий Петрович

Глава 6 Суббота, 2 октября, 08.30 Джарвис стоял у лифта, периодически нажимая кнопку. Перекусив, приняв душ и выспавшись, он устремился на работу — и вот теперь снова вынужден простаивать возле этого треклятого лифта. Наконец, надавив последний раз, он уже вознамерился пойти


Глава 8

Из книги автора

Глава 8 Понедельник, 4 октября, 12.00 Нил Уайт загнал красный «форд-мондео» на стоянку возле юстонской станции метро и выключил зажигание. Выбравшись из машины, он перекинулся парой слов с двумя другими мужчинами, оставшимися в салоне, что заняло минуту, и направился к


Глава 9

Из книги автора

Глава 9 Вторник, 5 октября, 10.00 — Итак, события развиваются. Похоже, клюнуло. Есть вопросы? — Джарвис прекратил мерить шагами комнату и обвел взглядом четверых членов следственно-разыскной группы. Они слушали внимательно, однако чувствовали за спиной вошедшего в комнату


Глава 10

Из книги автора

Глава 10 Среда, 6 октября, 11.15 Гарри Фитчет вышел из поезда на «Хэмел Хемпстед» и стал прокладывать себе путь через вокзал. Неудивительно, что у выхода его уже поджидал красный «форд-мондео», припаркованный сразу за воротами, — и он направился прямиком к нему, с ходу


Глава 11

Из книги автора

Глава 11 Четверг, 7 октября, 09.15 Главный детектив-инспектор Питер Аллен сидел за столом и перечитывал рапорт за прошедший день. В процессе чтения он постукивал карандашом по крышке своего раздвижного бюро — столь энергично, что Джарвис стал гадать, не развалится ли оно


Глава 13

Из книги автора

Глава 13 Воскресенье, 24 октября, 17.00 Терри Портер вывел «лексус» из тесноты доков и проследовал за черным «мерседесом», который устремился к шоссе. На пароме все шло путем, без проблем, и он уже воспрянул духом. Их было четверо из числа приблизительно трех сотен английских


Глава 16

Из книги автора

Глава 16 Вторник, 26 октября, 18.00 Терри Портер вылез следом за Гарри Фитчетом из патрульной машины и, не поблагодарив водителя, хлопнув дверью, захромал по стоянке к припаркованному «лексусу». Почти тут же неизвестно откуда перед ними вынырнули Хоки и Билли Эванс, с


Глава 26

Из книги автора

Глава 26 Вторник, 8 февраля 2000, 14.45 Терри Портер сел на место и попытался уложить в голове только что услышанное. Нет, этого просто не может быть. Тут какая-то нелепица. Они не могут его обвинять. Он не сделал ничего Дурного. Как они могут выдвигать против него такие обвинения?


Глава 20

Из книги автора

Глава 20 Пит вышел из раздевалки вместе с Биллом.Несколько неутешных болельщиков толпились возле двери в раздевалку брэндонской команды. Пит нес коньки в руках, а Билл, связав ботинки шнурками, повесил их через плечо.– Такое ощущение, словно у меня пусто внутри, – сказал