«И это чемпион России?»

«И это чемпион России?»

В следующем матче Вагнер доказал, что не бросает слова на ветер – он забил еще три гола и остановил свой бомбардирский счет на отметке в 20 мячей. Тем более что матч этот был особенный – с новоиспеченным чемпионом: казанским «Рубином». Накануне этой игры я созвонился с одним из ветеранов армейской команды Дейвидасом Шемберасом.

Дейвидас Шемберас (крайний справа) защищает цвета ЦСКА уже восьмой сезон

– Дейвидас, вас самого нынешний ЦСКА удивляет? – спросил я у футболиста.

– Нет. А почему он должен меня удивлять?

– Очень уж велика разница между нынешней командой и той, что играла в первой половине сезона.

– Понимаю. Но меня, скорее, удивлял тот ЦСКА. Очень огорчало, что мы никак не можем поймать свою игру. Но команда стремилась к тому, чтобы выступать лучше. И то, что мы сегодня играем ярко, для нас сюрпризом не является.

– Есть ощущение, что сейчас вам футбол в удовольствие, а раньше он был рутиной.

– Возможно, вы правы. Когда есть результат и команда при этом показывает зрелищную игру, ты получаешь от этого удовольствие. Уверен, что всем ребятам наш нынешний футбол в радость.

– Очень кстати пришлось и появление на поле Дзагоева. После того как «завял» Карвалью, команде явно не хватало конструктора атак.

– Вы правы – такого игрока нам действительно недоставало, и мы рады, что он появился у нас в команде. Несмотря на свою молодость, Алан показывает феерический футбол, который дает прекрасные результаты.

– В воскресенье ЦСКА играет с «Рубином». Скажется ли на настрое команды тот факт, что армейцам противостоит свежеиспеченный чемпион?

– Естественно. Любой команде приятно обыгрывать действующих чемпионов. Мы не исключение. Будем стараться победить, поскольку еще не обеспечили себе второе место по итогам чемпионата.

– Многие полагают, что по игре ЦСКА больше достоин чемпионства, чем «Рубин». Будет желание что-то доказать?

– А что нам доказывать? «Рубин» все доказал, став чемпионом. Говорить, что мы были больше достойны золота, считаю неправильным. Это бессмысленные разговоры.

– С учетом того, как складывался сезон для ЦСКА, второе место можно назвать приемлемым итогом?

– Конечно же, нет. Я считаю, что у нас был шанс догнать «Рубин». Летом казанцы стали оступаться, попали в полосу спада, а мы этим не воспользовались, равно как и другие команды. Но сейчас об этом говорить смысла нет – поезд ушел. «Рубин» – чемпион, с чем я команду и поздравляю.

– ЦСКА в том же туре уступил «Спартаку». Болельщики армейцев были очень огорчены, что прервалась длительная беспроигрышная серия команды в матчах с красно-белыми. А вы?

– И мы тоже. Мы в последнее время настолько привыкли выигрывать, что любое поражение, особенно от «Спартака», воспринимается крайне болезненно. Сказать, что все в команде огорчились – значит, не сказать ничего. Но надо было сделать все, чтобы эта осечка прошла безболезненно. Через день-два мы все окончательно «переварили» и начали готовиться к новым победам…

В матче с «Рубином» армейцы доказали, что осенью по игре с ними не может сравниться никто в России. Соперник был разгромлен со счетом 4:0. «И это чемпион России?» – многозначительно заявил после матча вице-премьер и страстный болельщик красно-синих Сергей Иванов, проходя мимо журналистов.

«ЦСКА на сегодня – самая сильная по игре команда чемпионата России», – не мог не признать на послематчевой пресс-конференции главный тренер «Рубина» Курбан Бердыев.

А Евгений Гинер тем временем расточал комплименты нападающему Вагнеру, который, собственно, и обеспечил разгром казанцев, забив три мяча.

«Вагнер – великий игрок, – заявил Гинер. – Это звезда европейского и мирового футбола. И я просто счастлив, что такой футболист выступает в российском чемпионате. Думаю, что всем нам его игра доставляет огромное удовольствие».

– Раздаются шутки, что Вагнера с такой игрой стоит клонировать.

– Клонировать пускай продолжают овечек Долли, – улыбнулся Гинер. – А футболистов клонировать нельзя. Вагнер – единственный в своем роде.

– Нет опасений, что он покинет ЦСКА в нынешнее межсезонье?

– Я слышал про интерес мадридского «Реала» к Вагнеру. Знаю о нем, как и все, из средств массовой информации. Но ко мне по этому поводу никто не обращался. Уверяю вас, если в отношении Вагнера поступит предложение от «Реала» или «Манчестер Юнайтед», я сам буду уговаривать нашего бразильца, чтобы он его принял. Даже если тот будет против.

– Было похоже, что на сегодня на поле играл чемпион России?

– У меня есть субъективное мнение. Выскажу его. В этом году в чемпионате России две первые команды по игре – это ЦСКА и «Зенит». Мне очень не нравилось, когда в 2003 году СМИ писали о том, что мы стали чемпионами с не чемпионской игрой. Но мы ими стали. Мы набрали больше всех очков. Теперь «Рубин» сделал то же самое. Но как болельщику мне больше нравятся две команды, которые я уже назвал.

– Не обидно с такой игрой не стать чемпионами?

– Не стать чемпионами обидно с любой игрой. В последние семь лет мы в ЦСКА ставим самые высокие задачи. Они не только ставятся, но и выполняются.

* * *

Спорить с Гинером было трудно. За последние годы ЦСКА действительно стал настоящим флагманом отечественного футбола – командой, приучившей болельщиков к постоянным победам. Интересовало другое – какое решение будет принято им и Валерием Газзаевым в отношении дальнейшей совместной работы. Ведь даже люди, которые относятся к ЦСКА без особых симпатий, были убеждены: тренеру надо оставаться в команде. Но Гинер и Газзаев решили: летнее заявление остается в силе. Сезон-2009 команда начнет с новым тренером.

Неизвестно, как дальше сложится судьба армейского коллектива и людей, причастных к его победам, но одно можно сказать наверняка: свой след в футбольной истории они оставили, и след глубокий. Завоевав в 2005 году Кубок УЕФА, ЦСКА показал и другим российским командам рубежи, к которым надо стремиться. Кто знает, может, через какое-то время клуб из России сможет выиграть и самый престижный трофей – Лигу чемпионов? И почему бы этого не сделать армейцам, которые уже не раз доказывали: они привыкли быть флагманами отечественного футбола?

* * *

Завершить эту книгу я хотел бы тремя интервью, которые я взял незадолго до окончания российского сезона. Первое – с главным открытием чемпионата-2008 Аланом Дзагоевым, без которого удивительный финишный спурт ЦСКА вряд ли бы был возможен. Второе – с главным тренером армейцев Валерием Газзаевым, приучившим своих подопечных к нацеленности на самые большие высоты. Ну и третье – с Евгением Гинером, человеком, с приходом которого в армейский клуб, собственно, и начался его подъем. Читайте и делайте выводы.

Алан Дзагоев:

МАЛЕНЬКИМ Я МЕЧТАЛ ИГРАТЬ РЯДОМ С РОНАЛДО

В детстве он любил с утра пораньше колотить мячом по трубе. Гул стоял на весь двор, и люди, разбуженные ни свет ни заря, бранились. Ворчали, возмущались… Чудаки! Теперь-то они знают, что так отрабатывал точность ударов сам Алан Дзагоев. И может, именно благодаря тем «тренировкам» ему удается укладывать мячи в сетку соперников ЦСКА с регулярностью, неслыханной для его возраста.

– Не возникало в последнее время ощущения: «все это происходит не со мной»?

– Поначалу было немного не по себе. А сейчас привык. Все нормально. Не буду спорить: в этом году у меня словно бы началась новая жизнь. Раньше все было проще. А сейчас стоит внимательно относиться к любой мелочи. Питаться как надо, чтобы в оптимальной форме подойти к матчу. После игры – правильно вести себя с болельщиками, журналистами. Словом, быть более ответственным по всем вопросам.

– К чему в этой новой жизни оказались не готовым?

– Как раз к общению с прессой. Все время меня не покидает ощущение, что говорю что-то не то. Да и камер пока еще побаиваюсь.

– Вы уже один раз сменили номер мобильного телефона. Поклонники проведали?

– Пока нет (улыбается). Просто перешел на более удобный тариф.

– Тренер юношеской сборной Андрей Талалаев сказал, что был поражен, увидев, как вы за четыре месяца прибавили в физическом плане.

– Я сам чувствую изменения. Вспоминаю свои первые матчи в стартовом составе ЦСКА – с «Химками», «Спартаком». Тогда меня хватало максимум на час игры. Начинался второй тайм – и вскоре Газзаев делал замену, потому что я выдыхался. Сейчас я чувствую: минут 75–80 игры в высоком темпе точно выдержу.

– Считаете себя везучим человеком?

– У меня на самом деле есть ощущение, что мне помогает кто-то свыше. Помню свой первый серьезный турнир в Тольятти, мне тогда было 15. В финале чемпионата России мы выиграли у сборной Москвы – 4:2, а я забил два гола. Не ожидал, что все так сложится. В этом чемпионате мне тоже не раз фартило. Например, в матче с «Тереком» вратарь соперников выбил мяч точно мне на голову. Я не успел увернуться, и мячик юркнул точно в сетку. Хотя я не могу сказать, что у меня в жизни все было абсолютно гладко. Случались моменты, когда многое не получалось, настоящие спады. Я очень сильно переживал. В один год я резко прибавил в росте, вырос сразу на 16 сантиметров. А мышечная масса почти не увеличилась. Я вообще на ногах не стоял. Они были тонкие-тонкие. Даже бежать нормально не мог. В других частях тела мышцы тоже не догоняли рост. Все говорили: Алан, надо набирать вес. Приходилось работать над «физикой». У нас ребята соорудили свой тренажерный зал, и я ходил туда. И на поле специальные упражнения выполнял.

– Мне кажется, даже Валерий Газзаев не ожидал, что вас в этом году так прорвет.

– У меня, кстати, тоже есть такое ощущение. Валерий Георгиевич, конечно, рассчитывал на меня, но больше с прицелом на будущее, а не на этот сезон. Да я и сам думал, что мое время придет позже.

– Нашли свою команду?

– На самом деле я очень благодарен партнерам по ЦСКА. Их заслуга в том, что у меня все сложилось так удачно, неоценима. Вспомните: «Локомотиву» и «Зениту» я дважды забивал, когда Жирков делал мне передачи на пустые ворота. Как тут промахнешься? Вагнер несколько раз выводил меня один на один с вратарем. Благодарен и тренерам, которые делали все, чтобы я лучшим образом раскрылся. Валерий Газзаев специально вызывал меня на разговор, наставлял, рассказывал, как себя вести.

– Когда впервые почувствовали себя взрослым?

– Когда в Тольятти приехал. До этого жил с родителями в Беслане, а тут уехал далеко от дома. Ощутил, что уже не маленький и должен сам отвечать за свои поступки. Бывало, скучал по близким, по родным местам. Но вместе с тем понимал: я приехал сюда не просто так, а для того чтобы заниматься любимым делом. Условия для тренировок в Тольятти были на порядок лучше, чем во Владикавказе. У моей «Юности» даже базы собственной не было. А тут все на уровне. Все для того, чтобы развиваться. Питание, которое необходимо, восстановительные мероприятия. За режимом твоим постоянно следят. И учеба параллельно шла прямо на базе. Меня с двумя друзьями – Олегом Тигиевым и Арсеном Хубуловым – звали в Тольятти еще в 2002 году, расписывая, как у них все здорово. Но мы тогда не поверили. А через два года сами оказались в этом городе на турнире и убедились. В итоге приняли решение: едем. Мой отец был «за», а мама долго сомневалась. Однако в итоге она сдалась.

– Как оттачивали свою технику?

– В детстве очень любил чеканить мячиком. А еще покрышки от машин обводил. Тренер в Беслане, Юрий Наниев, клал их друг за другом, и я тренировал дриблинг. А еще я любил бить по мишеням. Помню, когда учился в первом классе, рано утром в воскресенье выходил на улицу, брал мяч и начинал отрабатывать удары. Мои тренировки сразу будили соседей. Вдоль дома шла труба сантиметров в шесть толщиной, и я старался в нее попасть. А весь дом еще спал. Когда удар достигал цели, звук был что надо. Из окон моментально высовывались бабульки и начинали ворчать. А некоторые не ленились и выходили на улицу, чтобы поругаться.

– А вы? Убегали?

– Нет. Продолжал долбить. Мой ведь дом. Не к соседнему же идти. А делать больше было нечего. Спать я долго не любил. Вставал в шесть, в семь часов. Партнеров в такое время не сыщешь. Вот я и находил себе «мишени».

– Вопросов, каким будет ваше будущее, словом, не возникало.

– Да, только футбол. Ни о чем другом я не мечтал. Тянуло только на поле. Другие виды спорта я тоже любил, но в футбол мог играть с утра до вечера. Поэтому сразу решил, что пойду им серьезно заниматься. Целиком и полностью мой выбор. Хотя отец у меня очень любил футбол. Ходил на все мои игры.

– Болели вы, разумеется, за «Аланию».

– Ну а как же! Фрагментарно помню даже золотой сезон 1995 года, хотя мне тогда было только пять лет. Когда была возможность, ходил с отцом на стадион. Помню матч 1998 года со «Спартаком». «Алания» победила, кажется, 2:1. Хотя тогда она уже не боролась за чемпионство.

– Персонально из футболистов кто-то нравился?

– Касымов. Ух, как он закручивал свои «штрафные»! Я продолжал переживать за него и когда он перешел в Самару. Помню, приехал во Владикавказ вместе с «Крыльями». И держите – фирменный «голешник» с левой! Я был на этой игре. А из зарубежных футболистов мне больше всего нравился Роналдо. Тот «Реал», в котором он выступал, вообще был сказочной командой. Роберто Карлос, Рауль, Зидан – что ни игрок, то имя. Пусть я покажусь нескромным, но в детстве я мечтал оказаться именно в такой команде и выходить на поле рядом со звездами. Каких-то нефутбольных грез у меня не было. Но зато в футболе я мечтал о наивысших высотах. Когда Роналдо получил травму и перестал быть на виду, в своих симпатиях я переключился на других игроков – Лэмпарда, Пирло, Кака.

– Чего в вашей игре больше – приобретенного или врожденного?

– Врожденное – техника. Хотя я все время старался ее совершенствовать. В этом мне очень помогал тренер, который работал со мной сначала во Владикавказе, а потом в Тольятти – Игорь Витальевич Осинькин. А приобретенное – видение поля. Все идет от тренировок. Чем сильнее команда, в которую ты попадаешь, тем лучше ты ориентируешься на поле. С приходом в ЦСКА я очень прибавил именно в быстроте мышления.

– Кого можете назвать своим учителем?

– Всех тренеров, с которыми работал. Первого наставника, еще из Беслана – Юрия Наниева. Игоря Осинькина, Игоря Родькина, с которым, как и с Осинькиным, работал вместе в Тольятти, Андрея Талалаева, который возглавляет юношескую сборную. Ну и Валерия Георгиевича, разумеется… Каждый из них желал мне добра и давал все, что мог дать. Что из советов запомнилось особенно? Мне все говорили, что надо стараться. И случится, что я достигну больших высот, ни в коем случае не зазнаваться.

– Отсутствие боязни авторитетов, оно откуда?

– Не знаю. Но я действительно считаю, что не нужно никого бояться. Ты – это ты, и должен быть уверен в себе.

– То-то же поразили всех в матче со «Спартаком». Никто из болельщиков не ждал вас в стартовом составе, а вы вышли на поле и сделали сразу три голевые передачи.

– О том, что выйду на поле, меня предупредили еще за день до матча. Ждал ли я сам чего-то подобного? Сыграть надеялся. Меня начали подпускать к матчам за основной состав еще до летнего перерыва. Очень удачной оказалась игра с «Химками», в которой я забил гол и сделал голевую передачу. Я верил, что еще дадут шанс. В финале Кубка России вышел на замену и вроде бы погоды не испортил. А потом наступила пауза, связанная с чемпионатом Европы. Первым после него был матч с «Динамо». Однако меня не включили даже в заявку. Жутко расстроился, переживал. Очень хотелось играть. Я надеялся, что выйду хотя бы на замену. А через неделю была встреча со «Спартаком».

– В паузе между этими матчами было объявлено, что Валерий Газзаев покидает ЦСКА по окончании сезона.

– Этой новости я, конечно же, не обрадовался. Я бы очень хотел работать с Валерием Георгиевичем и дальше.

– Внешне вы кажетесь очень спокойным. Вы и вправду такой или вам советуют сдерживать себя?

– Советы мне до сих пор дают – и тренеры, и родные: мама, папа. Но агрессивным себя никогда не считал. Мне и драться-то в детстве особенно не приходилось. Всегда находил общий язык со сверстниками. Я никогда никого не «грузил». Но и ко мне было такое же отношение.

– Что-то может вывести вас из себя?

– Очень сильно завожусь, когда проигрываю. Плохие матчи я очень тяжело переношу.

– Помните, как впервые в вашей жизни возникло слово «ЦСКА»?

– Это было в 2007 году. Тогда активно пошел слух, что армейцы интересуются мной и моим одноклубником Рыжовым. Наши тренеры об этом говорили. А потом нас пригласили на два дня в Москву – на просмотр. Это был июль 2007 года. Взяли нам билеты, сказали: «Летите, в аэропорту вас встретят».

– Тренировались вместе с основой?

– Да.

– Какие были ощущения? Дух не захватывало, когда видели рядом Вагнера, Игнашевича?

– А Вагнера тогда, кстати, вместе с командой не было. Жо был точно, а Вагнер, по-моему, находился в сборной. Страха я не испытывал, но ощущения все равно были непривычные. Все-таки раньше я видел этих футболистов только по телевизору, а теперь они вот, рядом, тренируются рядом со мной. На первых порах мне очень помог Красич. Он во всем поддерживал, помогал, объяснял. Я очень благодарен Милошу за это. Запомнилась и поддержка Жени Алдонина.

– Говорят же, что «главный» в ЦСКА по адаптации молодежи – Рахимич?

– Элвер как раз взял под опеку моего друга – Диму Рыжова. А за мной «присматривал» Милош.

– Как развивались события, когда два ваших первых дня в ЦСКА подошли к концу?

– Нас вызвал Валерий Георгиевич. Он сказал, что мы подходим команде и ЦСКА заберет нас в декабре. Ощущения? Очень обрадовался. Я ведь мечтал сюда попасть. Помню, как болел за армейцев, когда они выиграли в 2005 году Кубок УЕФА. С этого момента стал переживать за эту команду, следить за ней, надеясь когда-нибудь тут оказаться.

– Контракт с ЦСКА у вас до какого года?

– Еще на три сезона.

– Когда в ЦСКА получили первые серьезные деньги, голова кругом не пошла?

– Нет, все нормально.

– Сейчас все почему-то боятся, что слава, деньги и всеобщая известность вас немного надломят. А вы сами этого не боитесь?

– Нет. Я уверен, что не сломаюсь. Надо продолжать вести себя естественно, быть самим собой, и все тогда будет нормально.

– Перед Москвой долго страх испытывали?

– Поначалу было не по себе. Я не люблю, когда вокруг все новое: город, команда, партнеры, тренировки. Как все будет, как быстро привыкну? Я много об этом думал. Но сейчас уже все нормально. Я привык к столице. Думал, мне будет тяжелее.

– В Москве вы, насколько известно, живете с дядей и братом?

– Да. Клуб снимает нам квартиру.

– О собственном жилье задумывались?

– Конечно. В будущем оно пригодится. Надо иметь квартиру в Москве.

– А машиной когда обзаведетесь?

– У меня и прав-то пока нет. Но вообще надо заняться этим вопросом. Возможно, на следующий год куплю себе машинку.

– Ваше свободное время – это?

– Посиделки дома. Смотрю фильмы по DVD. Из последнего понравилось – «Наркоз», «Хэнхок». Могу в ресторан с братом покушать сходить. Вот, собственно, и весь досуг. Иногда в гости родители приезжают – по очереди, то папа, то мама. Папа был в Москве, когда меня пригласили в сборную. Ходил на матч с Финляндией, и очень расстроился, что меня выпустили на поле только на две минуты. Он рассчитывал на большее.

– Какого человека из собственного детства не хватает?

– Своего друга, с которым мы в свое время вместе сбегали с уроков. Иногда на тренировки, а иногда просто погулять. Сейчас он работает в МВД. Скучаю по нему. Естественно, хочу, чтобы родители почаще сюда приезжали.

– Как учились в школе?

– Плохо. Можно сказать, вообще не учился. Но на это закрывали глаза. Учителя очень любили меня за примерное поведение. Я никогда не грубил, не дерзил старшим. В награду за это мне ставили тройки.

– В этом году у вас была первая серьезная предсезонка. Тяжелые у Газзаева тренировки?

– Очень. Тем более что для меня все было в новинку. Нам, молодым, нагрузки казались просто запредельными. Иногда только и думал: поскорей бы это закончилось. Особенно выматывал фартлек – бег со сменой скоростей. Света белого видеть не хотелось.

– Вы ведь уже начиная со сборов стали исполнять в ЦСКА стандарты?

– Сначала за мной закрепили это право в молодежной команде. Помню, во встрече с олимпийской сборной Израиля я реализовал штрафной, а потом еще и попал в штангу прямым ударом с углового. Хотел подать «от вратаря», но мяч в итоге перелетел голкипера и ударился в стойку. А потом вышел на замену в матче основной команды с «Шахтером» – на Кубке Первого канала. Кого-то из наших сбили, и Валерий Георгиевич крикнул с бровки, чтобы штрафной подавал я.

– На следующем сборе вы все-таки забили прямым ударом с углового.

– Да, в Испании. Но тогда полет мяча подкорректировал ветер.

– Отрабатываете стандарты?

– Да, после тренировки прошу остаться кого-то из наших вратарей – или Помазана, или Акинфеева и стараюсь бить им на нужной высоте.

– В чем особенность тренера Газзаева?

– Он очень здорово умеет настроить команду на игру. Но и в остальном это тренер высокого класса.

– Бывало, что он на вас ругался?

– Конечно. Не может быть такого, чтобы в твоей игре все было хорошо. Но это нормально. К тому же я еще молодой. Если лишний раз мне укажут на ошибку, это будет только к лучшему. Допустим, иногда неправильно принимаю мяч. Таких ошибок нельзя допускать.

– До слез на футбольном поле у вас доходило часто?

– Действительно, не раз. В детстве я не мог сдерживать свои эмоции. Часто плакал из-за поражений. Тренеру приходилось меня успокаивать.

– Несправедливость заводит?

– Очень сильно. Например, когда судьи свистят не по делу.

– Наверняка не забыли, как арбитр Егоров в матче с «Зенитом» удалил вас с поля? Вторую желтую карточку вы тогда получили якобы за симуляцию.

– Я просто не удержался на ногах. Даже не думал выпрашивать пенальти. Я не апеллировал, не поднимал вверх рук. Был игровой контакт, но так как соперник оказался мощнее, я не удержал равновесия. Обидно было получить эту карточку.

– В ЦСКА есть система штрафов за необязательные горчичники. В этот раз вас «наказание» коснулось?

– Нет. Клуб даже подавал апелляцию по поводу этого эпизода, и насколько я помню, она была признана обоснованной. А вообще, когда против тебя нарушают правила в штрафной, но ты можешь удержаться на ногах, лучше падать. Пенальти – есть пенальти.

– Какая у вас на данный момент цель в футболе?

– Закрепиться в команде и играть постоянно. Для этого надо в каждом матче стараться показывать все, что я умею. И при этом – стремиться к прогрессу.

– За границей по-прежнему хочется поиграть?

– Конечно.

– А где? Роналдо в «Реале» уже давно нет.

– Сейчас мне нравится «Челси». Впрочем, на данный момент я уходить из ЦСКА совершенно не хочу. Мне тут хорошо.

Валерий ГАЗЗАЕВ:

ДЛЯ МЕНЯ ПОБЕДЫ, КАК НАРКОТИК

«Валерию Георгиевичу надо отдохнуть». С этой формулировкой Газзаев уже покидал армейскую команду пять лет назад. Покидал, чтобы вернуться триумфатором. Летом 2008 года президент ЦСКА Евгений Гинер сенсационно объявил: в конце сезона Газзаев уйдет. Опять. Чтобы… отдохнуть. Между тем ЦСКА во втором круге чемпионата-2008 не хвалил только ленивый.

– Валерий Георгиевич, вам эта пауза нужна?

– Думаю, что потихонечку все нормализуется. Но такие моменты, как сегодня, я думаю, присутствуют в жизни каждого человека.

– Мне кажется, вы такой человек, который быстро начинает уставать от отдыха.

– Отдыхать я действительно не умею. Проходит максимум неделя – и мне уже не по себе. Наверное, это происходит потому, что я с самого детства привык трудиться.

– Тяжело далось решение уйти из ЦСКА?

– Я честно и добросовестно отработал в команде все эти годы. Но ничего вечного в нашей жизни не бывает. На каком-то этапе человек элементарно устает. Машины – и те ломаются. А мы живые люди. И иногда на самом деле хочется немного отдохнуть. За 20 лет тренерской карьеры у меня не было ни одного года, когда я не работал и просто сидел сложа руки. Я единственный тренер, который принимал участие во всех чемпионатах России, застав еще и союзное первенство. И каждый год надо было решать максимальные задачи.

– А можете представить свою жизнь без футбола?

– Не знаю… Во всяком случае, на футболе жизнь не заканчивается. Нельзя зацикливаться. В конце концов, когда-то я закончу работать в футболе. И к этому надо относиться философски.

– В истории ЦСКА с вами связана огромная и очень успешная веха. Тем труднее, наверное, уходить?

– Залогом этого успеха была кропотливая работа. От меня постоянно требовалась полная отдача. Я всегда стремился и стремлюсь к тому, чтобы давать максимальный результат. Но это непросто. Необходимы и физические, и психологические, и энергетические ресурсы. Важно нацеливать коллектив на решение больших задач, причем ежегодно – что намного сложнее. Когда люди регулярно выигрывают большие турниры, волей-неволей может появиться самоуспокоенность. Как и в любой цивилизации – за расцветом следует спад. Это естественно. Поэтому все воспринимают даже маленькую нашу неудачу, например, ничью, как трагедию. Но это хорошо. Такое отношение – одно из самых важных качеств, которые мне удалось вселить в игроков. Это и называется победным духом. Третье и даже второе место в ЦСКА считается крайне неудачным результатом.

– Последние годы вас изменили?

– В первую очередь они закалили. Я на протяжении 20 лет своей тренерской деятельности работал в таком режиме. Важно и после больших побед, и после горьких поражений оставаться на земле, а не жить иллюзиями. За любым успехом всегда следует неудача. Это жизнь. Как добро со злом, так и победа с поражением всегда идут бок о бок друг с другом. Нужно это понимать. К сожалению, в своей жизни очень часто встречаешься рядом с таким человеческим пороком, как зависть. Мне откровенно жалко тех людей, которые из-за нее буквально съедают себя изнутри. Но я им желаю здоровья, богатства, достатка, но чтобы при этом побольше видели наши успехи (усмехается).

– Часто сталкиваетесь с открытыми проявлениями зависти?

– Больше со скрытыми. Особенно когда читаешь на страницах прессы так называемый «анализ» твоей работы. Когда критика идет в одностороннем порядке, мне все становится понятно. Таких людей считаю обиженными судьбой. Нереализованные амбиции не дают им покоя. Кто такие так называемые «эксперты»? В первую очередь несостоявшиеся практики. А говорить можно все что угодно. В российской политике тоже было множество оппозиций. И где сейчас все эти «говоруны»? А те люди, которые реально работали, они и достигли результата. Лучший пример в этом отношении – Путин. Разве прошел даром его труд? Посмотрите, в какой стране мы сегодня живем!

Критики всегда будут. Но это хорошо. Столь пристальное внимание к твоей персоне требует, чтобы ты всегда был в тонусе. Это подстегивает. А вот что печалит – неадекватные проявления этой самой критики. Такие люди вредят российскому футболу.

– Многие люди в последнее время высказывают мысль, что вы стали проще воспринимать поражения. Мне кажется, это не так.

– Согласен. Так думают люди, которые просто меня не знают. Кто любит проигрывать? Кто может равнодушно воспринимать поражения? Покажите мне такого человека. Если покажете, наверное, он просто не спортсмен. Для меня победы – как наркотик. Если их нет – неважно, в чемпионате ли, в Кубке, на международной арене – я уже начинаю себя неважно чувствовать. За 20 лет своей карьеры я выиграл 21 титул. Взять хотя бы армейский этап. Четыре Кубка России, три чемпионства, три Суперкубка, Кубок УЕФА. Кроме этого, ЦСКА дважды занимал вторые места в чемпионате России. С «Аланией» завоевывал золото и серебро, с «Динамо» – дважды третье место… К чему я веду? Ни один человек, нацеленный на максимальный результат, никогда не будет довольствоваться малым.

– Нынешняя команда не стала золотой. Но она очень нравилась болельщикам. Молодежь – Мамаев и, в особенности, Дзагоев – расцветили армейский футбол новыми красками. Но вы наверняка понимали, что рискуете, когда одного за другим отпускали из команды бразильцев…

– Каждая команда должна пройти определенный этап. Четыре-пять лет назад достаточно сложно было найти игроков, которые могли на равных конкурировать с сильными легионерами. Сегодня же мы видим, что начинает подрастать молодое и талантливое поколение футболистов. Они способны составить реальную, а не искусственную конкуренцию иностранцам. Поэтому эти ребята и попадают в состав. Но тот этап, который у нас был, мы тоже обязательно должны были пройти. Точно так же сегодня идет просто дикая истерика по поводу иностранных специалистов. Поверьте, этот этап тоже пройдет. Каждая страна его проходила.

Нам, разумеется, хочется видеть в составе больше молодежи. Сегодня гораздо лучше, чем раньше, работают детские спортивные школы. Поэтому мы стараемся вводить в состав большую группу молодых и талантливых футболистов. Но им необходим период для адаптации. И надо понимать, что такой клуб, как ЦСКА, помимо воспитания молодежи, обязательно должен давать результат – причем не только на внутренней, но и на международной арене. Все взаимосвязано. Важно соблюсти грань. Перегибать палку тоже нельзя.

– Вы доверяли многим молодым футболистам, но так, как Дзагоев, своим шансом не воспользовался никто. Алан – особенный?

– Каждый талантливый игрок особенный. Возьмем, как пример, Игоря Акинфеева. Он тоже начинал путь в премьер-лиге в 17 лет. Если человек талантлив, ему необходимо давать дорогу. Но сделать это важно вовремя. Допустим, я мог бросить Дзагоева в пекло в самом начале сезона. Но тогда, не исключаю, он бы сломался. Футбол предполагает колоссальные физические и психологические нагрузки. К молодым игрокам надо относиться более трепетно. Их надо «выдерживать» и потом ставить, чтобы они действительно играли.

– До армейской команды вы долго работали в «Алании» и «Динамо». С этим двумя командами вас многое связывало. Когда вы пришли в ЦСКА, то были чужаком. Чем для вас стал армейский клуб за это время?

– Каждая команда, где я работал или играл, оставила след в душе. ЦСКА – это большой, значительный этап в моей жизни, причем связанный в основном с положительными эмоциями. За семь лет мы с футболистами достигли многих серьезных побед, и, оборачиваясь назад, я понимаю, что своей работой мы принесли радость болельщикам. Это очень важно, ведь футбол – в первую очередь игра для зрителей.

– Что было самым трудным за эти семь лет?

– Все было непросто. Это со стороны могло показаться, что какие-то победы давались нам легко. Но это обманчивое ощущение. Мы ведем безумную работу – буквально на износ. Вы сами были на сборах ЦСКА вместе с командой и видели, как вкалывали игроки. А что видят болельщики? Они приходят в воскресенье на стадион, смотрят на очередную победу, на лица довольных футболистов. А что стоит за этим результатом, никто не догадывается. А это неделя сложнейшей, напряженной работы, с ежедневными двухразовыми тренировками. И в таком ритме игроки должны заниматься на протяжении всего года. Это очень сложно. Рано или поздно наступает психологическая усталость, да и физическая тоже. Случаются у футболистов и бытовые проблемы – они ведь тоже люди со своими семьями. То есть это целый комплекс вопросов. Задача тренера – отбросить весь негатив и аккумулировать позитив. За нашими победами стоят кровь, пот и честь.

– Это нормально, когда в нашей стране футболисты зарабатывают в сотни раз больше, чем академики?

– В идеале академики должны получать столько же. Но надо учитывать, что у нас молодая страна. Она только начала развиваться. Когда в 30-е годы прошлого века в Америке была Великая депрессия, аналитики просчитали и поняли: страна начнет свой подъем за счет шоу-бизнеса и спорта. И уже потом начали подниматься все остальные отрасли. Наверное, это правильно. Спорт, а в особенности спорт высоких достижений, несет высокую социальную нагрузку. Сегодняшнюю молодежь нужно воспитывать на примерах. Когда «Алания» в 1995 году стала чемпионом России, записаться в футбольные школы Владикавказа было невозможно! Детей просто не принимали, потому что не было вакантных мест. Представляете, какой это был мощный стимул! Когда ЦСКА в 2005 году выиграл Кубок УЕФА, на месте футболистов нашей команды наверняка представляло себя все то подрастающее поколение, которое сегодня занимается футболом в детских спортивных школах. Каждый из них мечтал о чем-то подобном. Я говорю с такой уверенностью, потому что сам когда-то был маленьким и, наблюдая по телевизору за баталиями на чемпионатах мира и Европы, грезил через какое-то время оказаться на таком празднике футбола.

То, что сделали в Европе ЦСКА и «Зенит», – лишний показатель того, насколько вырос наш футбол. Я уверен, что через пять-десять лет он станет еще сильнее. Эти победы просто так не пройдут. Я уверен, что через пару лет в ЦСКА обязательно заиграет пара-тройка собственных воспитанников.

Безусловно, не все вырастут в великих игроков. Кто-то потом станет академиком, кто-то финансистом, кто-то сталеваром, кто-то политиком… Но зато надо учитывать, что спорт, во-первых, дисциплинирует, а во-вторых, дает здоровье. И это не подлежит никакому сомнению.

– Сейчас российский футбол сделал большой шаг наверх. Но полосу неверия первыми преодолели именно вы со своим ЦСКА.

– Любому человеку тяжело, когда он только начинает какое-то дело. К тому же в нашем сознании долго формировалось убеждение, что победы на крупных турнирах – для России высоты несбыточные. В те годы мы были немыми свидетелями чужих побед, и казалось, что по-иному не будет. А сегодня мы совершенно определенно должны ставить самые высокие задачи. Это в том числе касается и победы в Лиге чемпионов. Не сомневаюсь: для российского клуба это высота покоримая. Уверен: в самое ближайшее время одна из отечественных команд обязательно преодолеет эту планку. Прогресс, который имеет место как на уровне клубов, так и на уровне сборной, по-моему, нельзя не заметить.

– Зато наши футболисты стали реже уезжать в Европу.

– Это вызвано тем, что растет наш собственный чемпионат. Но хорошего игрока, если в нем будет потребность, всегда купят.

– Что-то мы все о футболе да о футболе. Но ведь у Валерия Газзаева есть и другая жизнь, в которой ему наверняка хочется забыть о работе?

– Хочется, да не получается. Во время сезона у меня почти нет выходных. Если только в воскресенье, да и то, когда играем в субботу. А любимый праздник – Новый год. Это действительно идеальный выходной, когда можно просто расслабиться и ни о чем не думать. А так у меня вся жизнь подстроена под футбол. Без него нельзя обойтись. Это огромная часть нашего семейного уклада. Хотя и помимо футбола есть немало прелестей. Например, дети… Внучка растет, недавно встала на ноги. Как говорится, забот полон рот. В последнее время я стараюсь больше внимания уделять близким, когда есть такая возможность. Я доволен своей работой, но нахожу время и для семьи.

– Как успехи в теннисе у вашей дочки?

– Тренируется. Недавно выиграла в Москве два турнира. Правда, не обходится и без поражений.

– Характер – газзаевский?

– Будем надеяться. Но пока еще далеко (улыбается).

– Бесков как-то сказал: «С этим футболом совсем запустил дружбу».

– Это понятно. Очень много времени съедает ежедневная тренировочная работа. Но и не только она. Когда обычные люди встречаются с друзьями? На выходных. А что у нас в эти дни? Правильно, футбол. Для нас это самые что ни на есть будни. Увы, времени не хватает. Не всегда получается даже прийти к кому-то на юбилей, кого-то поздравить, да и просто встретиться. Но я считаю, что по возможности все равно нужно находить время для друзей. Без этого никуда. Иначе, когда ты закончишь, времени у тебя будет хоть отбавляй, зато общаться будет не с кем.

– Что для вас счастье?

– Благополучие и здоровье моей семьи, моих друзей и… (пауза) конечно же, ежегодные победы в моей профессиональной деятельности.

– А что для мужчины должно быть важнее – семья или работа?

– Я считаю, что главное – это все равно семья. Любой человек ради семьи готов на все. А ради работы он на все не пойдет. Хотя работа – это часть его жизни.

Евгений ГИНЕР:

ПОКА ЛИГУ ЧЕМПИОНОВ МЫ ВЫИГРАТЬ НЕ МОЖЕМ. НО ТОЛЬКО ПОКА

В 2001 году, в связи с покупкой ПФК ЦСКА новыми акционерами, для клуба началась новая эпоха. За восемь лет армейцы трижды стали чемпионами России, трижды выиграли серебряные и один раз бронзовые медали. Кроме этого, в активе ЦСКА четыре завоеванных Кубка России, три Суперкубка страны и один Кубок УЕФА. Согласитесь: баланс впечатляющий. В беседе со мной президент ЦСКА Евгений Гинер окинул взглядом не только прошедший сезон, но и предыдущие годы, а также попытался заглянуть в будущее.

– Летним заявлением ЦСКА породил вокруг себя такую интригу, которой давно не было в отношении какого бы то ни было футбольного клуба.

– Интрига – это всегда хорошо. Это интерес. Мы, конечно, не делали свое заявление в целях пиара. Так сложилось.

– Летнее решение зрело давно?

– Нет. Но Валерий Георгиевич действительно устал. Это не означает, что клуб не удовлетворен его работой. Газзаев в середине сезона попросил меня об отставке. Я уговорил его как друга, чтобы он поддержал меня и не уходил до конца года. Тогда он поставил мне условие, что я должен объявить это решение.

С такими фанатами армейцам обеспечена поддержка и дома, и на выезде

– Просьба Газзаева стала громом среди ясного неба?

– А как может быть иначе? Человек приходит и говорит: «Все, не могу больше, устал». Но просьба выглядела понятной. Очень тяжело 20 сезонов подряд работать тренером, причем почти без передышки. Сам я до этого момента не задумывался об отставке Газзаева. Да, рано или поздно мы все равно пришли бы к этому. Или клуб принял бы такое решение, или сам Валерий Георгиевич. Но оно не зависело бы от результата. То, что в 2007 году ЦСКА занял только третье место и не слишком удачно стартовал в сезоне-2008, не связано с тем, что Газзаев плохо работал. Человек действительно устал. Да и трудиться столько лет на одном месте, конечно же, тяжело.

– Вы наверняка читаете в прессе все то, что пишут про ЦСКА. И видели, что даже самые ярые недоброжелатели Газзаева говорили о том, что ему лучше остаться.

– Это все мнения журналистов. А клуб есть клуб.

– Но вам наверняка нравился ЦСКА во второй половине сезона-2008.

– А какое это имеет отношение к тому, о чем мы говорим? Человек устал. Разве правильно уговаривать Газзаева, пытаясь сломать его здоровье и психику? Я считаю, что нет.

– Осенью Газзаев в последнее время не выглядел уставшим. Было ощущение, что молодежь ЦСКА, напротив, вдохнула в него новые силы.

– Валерий Георгиевич – сильный человек. Он очень многое держит внутри себя. Человек должен отдыхать, в какой бы профессии он ни работал. Никто не может работать без передышки. Иногда нужно отключаться. В противном случае может наступить кризисный момент, когда все уже будет безразлично.

– У вас есть объяснение тому, что произошло с ЦСКА во второй половине сезона?

– Прошла черная полоса – полоса неудач, просчетов. Их допускал и клуб, и тренер, и игроки. Потом черная полоса закончилась. Поезд снова встал на рельсы. И ЦСКА заиграл в свой футбол.

– Вряд ли вы будете спорить с тем, что в большинстве матчей 2007 года и в начале 2008-го ЦСКА больше мучился на поле, а начиная с лета стал играть.

– Не буду оспаривать. Вопрос в другом: почему так было? Одна из основных причин – ошибка клуба. Мы оказались не готовы к тому, что многие наши игроки летом 2007 года уедут в свои сборные больше чем на месяц. Мы не отследили такую возможность, хотя понимали, что у нас выступают очень сильные футболисты. Много было и травм, дисквалификаций. А играть в 10–11 человек такой серьезный клуб, как ЦСКА, права не имеет. Валерий Георгиевич и футболисты выкручивались из этой ситуации, как могли. Это мой промах. Я думал, что мы в очередной раз сможем вытянуть сезон на этом же составе, добавив максимум одного игрока. По инерции спад прошлого сезона перетек в нынешний. Сейчас сделаны выводы. Мы приобрели массу молодых футболистов, которые потихоньку вливаются в коллектив. И поэтому сейчас мы спокойны.

Слышал версию – мол, футболисты ЦСКА заиграли ярко и раскрепощенно именно в связи с тем, что им было объявлено: Газзаев уйдет по окончании сезона. Но я думаю, это чистой воды временное совпадение. Даже если бы не было никаких объявлений, мы все равно начали бы играть так же сильно.

– Прошла информация, что осенью 2007 года у Газзаева испортились отношения с бразильцами.

– У Валерия Георгиевича никогда не было деления футболистов по национальности. Возможно, требования к бразильцам, как к более сильным и техничным игрокам, были более жесткими. И наказывались они больше. Но так всегда бывает по отношению к более сильным.

– Почему тогда в последних двух матчах Лиги чемпионов-2007 на поле у ЦСКА не вышло ни одного игрока из Бразилии – притом что в предыдущих встречах с «Интером» они играли?

– Так совпало. Карвалью после травмы находился не в той форме, чтобы играть. Невозможно ставить в состав футболиста, который не готов. То же самое можно было сказать и о Чиди Одиа, который очень долго восстанавливался после повреждения. Дуду также был травмирован. Что касается Жо, он решил жениться и уехал в Бразилию. За «самоволку» он был оштрафован в клубе. Но это не было обострением его отношений со мной или с Валерием Георгиевичем. Потом Жо приехал и извинился. Такой вот он человек – сам по себе. У Вагнера накопилась очень сильная эмоциональная усталость. Бывают такие ситуации, когда все наслаивается и не хочется абсолютно ничего. Тебе все противно. А отбывать номер на поле Вагнер не хотел. Он никуда не уезжал, готов был тренироваться с командой, ездить вместе с ней. Но выпускать его на поле было бесполезно. Может быть, лишние две-три недели, которые в 2007 году у него прибавились к отпуску, и дали тот результат, который мы видели во второй части сезона-2008.

– Еще одна ситуация, которая породила много вопросов, – лишение Игнашевича капитанской повязки. Здесь тоже писали про некий конфликт в команде.

– Бред. У нас почему-то любое решение связывают с конфликтами. Мы посчитали, что Игорек вырос. Он стал одним из великих российских игроков. Акинфеев защищает ворота сборной России, и это говорит о многом. К тому же он наш воспитанник. До этого капитаном команды был Семак, который отдал ЦСКА десять лет. Надеюсь, и Игорь долго пробудет капитаном и не испортит этого имени.

– Но ведь в этой истории была и другая сторона. Игнашевич – человек не менее амбициозный, чем Акинфеев. У него могли быть свои обиды.

– Я не думаю. Мы разговаривали с ним на эту тему – я и Валерий Георгиевич. Это не было сделано жестко: мол, ты не достоин капитанской повязки и лишаешься ее. Сначала был разговор.

– Игнашевич не удивился?

– В голову человеку не залезешь. Но во время беседы я не увидел, что Сережа обиделся. Наоборот, я встретил понимание. Мы посчитали, что самым правильным и честным будет испанский вариант: когда капитаном является игрок, защищающий цвета клуба дольше всего. А Игорь в ЦСКА с шести лет.

– Правда, что в ЦСКА премиальные платятся только по итогам сезона?

– Да. Так было все сезоны, когда я руковожу ЦСКА. Да, бонусы есть, но они копятся и выдаются футболистам, если в итоге команда выполнит поставленную задачу. Если какой-то игрок хочет получить часть премиальных после матча – пожалуйста. Но если задача не выполнена – изволь вернуть эти деньги.

– Если вы не против, вернемся назад и затронем важнейшие хронологические вехи вашей работы в армейском клубе. Помните, когда в вашей жизни впервые возникло слово «ЦСКА»?

– В 2001 году, когда я сюда пришел. Могла возникнуть либо любовь, либо ненависть. Если бы возникла ненависть, я бы отсюда ушел. Но возникла любовь – к этому имени, этой команде, этому коллективу. Конечно же, теперь другой команды в моей жизни не может быть никогда.

– В первый сезон вашего президентства все складывалось против ЦСКА. Что помогло не опустить руки?

– Не думаю, что все было против нас. Я сразу сказал болельщикам: дайте год на то, чтобы разобраться и вникнуть в процесс. У нас есть цель – сделать команду европейского уровня, а не просто выиграть у «Спартака» или победить в отдельно взятом чемпионате России. Я очень благодарен болельщикам, команде, всем, кто поверил в это. Люди пошли за мной. Но я всегда взвешивал свои слова – так учили с детства. Мужчина – не тот, кто дал слово, а потом взял его обратно, а тот, кто говорит и делает. Я взвешиваю каждый свой шаг и каждое свое слово. Поэтому болельщики и команда верят мне. Они знают, если я что-то сказал, будет так, и никак иначе.

– Помните, как и почему в 2001 году решили остановиться на кандидатуре Газзаева?

– Все началось с того, что я узнал о состоянии Павла Федоровича Садырина. Доктора сказали мне: если он хочет жить, то работать не должен. Если бы тогда после лечения Садырин перешел на санаторный режим жизни, он мог протянуть еще порядка шести-семи лет. А за это время медицина могла продвинуться очень далеко вперед. Павел Федорович принял решение работать, хотя врачи сказали, что в этом случае дольше, чем до конца года, он не проживет. Понимая ситуацию, я начал смотреть, кто бы мог прийти ему на смену. И в итоге договорился с Валерием Георгиевичем.

– Вы сами определили для себя эту кандидатуру или кто-то вам посоветовал?

– Я определяю все кандидатуры вместе с акционерами. У каждого человека есть только субъективное мнение, и оно необязательно правильное.

– Сейчас вы советуетесь вместе с теми же людьми, что и восемь лет назад?

– Абсолютно. Состав акционеров у нас не изменился. Это все те же самые люди. Я представляю этот коллегиальный совет. А остальные не хотят афишировать себя. Но это и не нужно. Важно, что клуб прочно стоит на ногах.

– Люди, которые называют вас владельцем ЦСКА, говорят неправду?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

8. Чемпион Европы

Из книги Вечнозеленое поле жизни автора Бубукин Валентин

8. Чемпион Европы Во Франции никто нас фаворитами не считал, все три команды котировались выше. Может, о нас мало информации имели, не смотрели. Ведь в финальную часть мы прошли, по сути, без борьбы. Поместили нас в гостинице на отшибе, и там мы спокойно жили и тренировались.


Чемпион Европы

Из книги Жизнь как матч автора Платини Мишель Франсуа

Чемпион Европы Два года назад, покидая Севилью, я дал французам клятву: «В следующий раз я выступлю лучше».Выступить лучше… Конечно, перед нами стояла цель принять участие в следующем чемпионате мира, где случай в отборочных играх мог вновь поставить сборную ФРГ на нашем


Чемпион

Из книги Альберт Шестернев автора Алешин Павел Николаевич

Чемпион История может привести немало примеров, когда выдающийся спортсмен, обладатель высших наград мировых и европейских первенств, не имел в коллекции золота отечественной пробы. Сразу приходят на ум великолепные хоккеисты Александр Мальцев и Валерий Васильев,


Александр Мостовой Чемпион СССР 1987 года, член сборных команд СССР и России, мастер спорта, игрок испанской команды «Сельта» Я играю в футбол с рождения

Из книги Надежды и муки российского футбола автора Мильштейн Олег Александрович

Александр Мостовой Чемпион СССР 1987 года, член сборных команд СССР и России, мастер спорта, игрок испанской команды «Сельта» Я играю в футбол с рождения За что любят футбол? За голы. Да! Сколько примеров было, когда нет голов, и люди говорят: «Нет красивого футбола»! Самое


СЕРЬЕЗНЫЙ ЧЕМПИОН

Из книги Ищи борьбу всюду автора Филатов Лев Иванович

СЕРЬЕЗНЫЙ ЧЕМПИОН Три года подряд в чемпионах у нас ходил один и тот же клуб – киевское «Динамо». Я думаю, что этот факт более чем что-либо другое характеризует состояние нашего футбола и определяет его проблематику. Почему так случилось, какие силы выдвинули столь


Чемпион и претенденты

Из книги Жестокие раунды автора Шатков Геннадий Иванович

Чемпион и претенденты После матча в Киншасе Всемирная ассоциация бокса составила следующий список десяти претендентов на матч с чемпионом мира Мохаммедом Али:1. Джо Фрэзер (США)2. Джордж Формэн (США)3. Рон Лайл (США)4. Джо Багнер (Великобритания)5. Кен Нортон (США)6. Оскар


Кто же чемпион?

Из книги Моя жизнь в футболе автора Бесков Константин Иванович

Кто же чемпион? Главное, что волновало устроителей матча М. Али — Л. Спинкс, — сможет ли молодой спортсмен, проведший всего 7 встреч на профессиональном ринге, выдержать 15 раундов? Газеты предвещали: «Мохаммеда Али ожидает лёгкая добыча в три миллиона долларов!», «В


VII и все-таки он чемпион!

Из книги Спортивные события 2013 автора Яременко Николай Николаевич

VII и все-таки он чемпион! Э. ГУРЕВИЧ (СССР): «Фишеру удалось трудно вообразимое – сокрушить абсолютную гегемонию советских шахматистов, пробить в ней зияющую брешь, отнять звание сильнейшего в мире. Это подвиг в любом случае. Тем более, что совершался он в одиночку».А.


«Зенит» – уже чемпион?

Из книги 100 великих спортивных достижений автора Малов Владимир Игоревич

«Зенит» – уже чемпион? 2013 год станет первым годом, когда чемпионат проводится по системе «осень – весна». Ясно, что это привнесет много изменений как в привычки болельщиков, так и в сам характер игры, в саму драматургию российского первенства. Дело ведь даже не в том, что


Чемпион долголетия

Из книги Виталий Кличко автора Кокотюха Андрей Анатольевич

Чемпион долголетия Американский штангист Норберт Шемански участвовал в играх четырех Олимпиад и с каждой возвращался с медалью. По числу олимпийских наград (одна золотая медаль, одна серебряная и две бронзовые) Шемански – рекордсмен среди штангистов. Ему же принадлежит


Первый олимпийский чемпион России

Из книги Загадка Таля. Второе «я» Петросяна автора Васильев Виктор Лазаревич

Первый олимпийский чемпион России У российского фигуриста Николая Панина-Коломенкина в истории спорта особое достижение: в 1908 году он стал первым россиянином, выигравшим золотую олимпийскую медаль. В следующий раз это случилось только через 44 года.Местом проведения


ДЕВЯТЫЙ ЧЕМПИОН

Из книги автора

ДЕВЯТЫЙ ЧЕМПИОН Победу Петросяна на Кюрасао нельзя было назвать эффектной, но она и не оставляла впечатления случайности, особенно если учесть, что сыграв на пути к матчу шестьдесят восемь партий — в зональном, межзональном и турнире претендентов, — Петросян потерпел