Заключение

Заключение

За долгие годы я дал сотни, если не тысячи интервью на тему околофутбольного насилия. Иногда их задачей было максимально раскрыть предмет и объяснить, кто, зачем и почему. Но еще чаще меня просили высказать свое мнение о конкретных инцидентах. Таких, как убийство Криса Лофтуса и Кевина Спейта. Или дать комментарий последнему этапу «борьбы» против хулиганизма. Продолжительность этих интервью нередко составляла две или три минуты, и все, что я успевал, так это возвестить об очевидном или опровергнуть какие-то недостоверные сведения.

Однако вне зависимости от темы или подхода большинство этих интервью объединяла одна черта — почти все вопросы в той или иной степени носили характер превосходства. Иногда, по одной из дюжины причин, проистекающих из-за того, что интервьюер видел во мне некое подобие хулигана, он с отвращением принимал идею, что я эксплуатирую свое «прошлое», и ставил себя выше меня. Меня изображали как «бывшего» или «перевоспитавшегося» хулигана, не упоминая ни об одной из десятка написанных мною книг. Чаще всего задавался вопрос: «Как вы поступите, если ваш сын окажется замешанным в околофутбольном насилии?» За долгие годы я научился справляться с подобными надоедливыми и бессмысленными вопросами и быстро переключаться на то, что хотел сказать. Я никому не позволю диктовать направление диалога.

Однако то, что мы видим по телевизору или читаем в газетах благодаря «беспристрастным» журналистам, убеждает нас в том, что парни, которые дерутся на трибунах, особенно под знаменем святого Георгия, виновны в развязывании беспорядков. Они являются безмозглым дерьмом и позорят свой клуб, игру и, что еще хуже, страну. В результате ненависть, направленная против них, так и не затихает.

Стереотипы — вещь опасная. Но хулиганизм подвергается стереотипам в гораздо большей степени, чем любая другая проблема. В результате это становится обычной практикой для большинства представителей прессы и публики.

Если честно, такая ситуация закономерна. Среднестатистическому обывателю сложно понять, зачем кому-то надо принимать участие в насилии любого рода, не говоря уже о хулиганизме и деятельности мобов. Ведь это незаконно, бессмысленно и само по себе странно для тех, кто не знаком с футбольной культурой. Совершенно ясно, что только безмозглый идиот захочет быть частью всего этого.

Когда задумываешься о подобных обстоятельствах, понимаешь, что легко мерить всех одними мерками. Особенно тех, кто, по вашему мнению, является расистом, головорезом или даже психом. В такие моменты ты уверен, что лучше их, так как никогда не будешь принимать участие в драках из-за спорта. Такой вывод подкрепляется различными учеными мужами, которые «изучают» околофутбольное насилие и представляют типичного хулигана как продукт рабочего класса, человека с низким достатком или даже с криминальным прошлым.

Однако у такой точки зрения есть и обратная сторона. Всегда найдется кто-то, подобно мне, ставящий под сомнение этот образ мыслей. Ведь в отличие от беспредельщиков, которые участвуют в футбольных беспорядках просто потому, что им больше нечем заняться, подавляющее большинство хулиганов — простые парни, которые в другие дни, кроме суббот, ведут вполне нормальный образ жизни. А те, кто сражается за границей, зачастую просто пытаются защитить себя, но не знают, как поведать о произошедшем миру. Но этого никто никогда не принимает, и меня, как и многих других, продолжают обвинять в апологии хулиганства.

Последствия подобной реакции распространяются далеко за журналистские редакции, ведь любая возможность дебатов таким образом душится на корню. В результате исчезает надежда решить проблему. В конце концов, как можно решить какую-либо проблему, не говоря уже о такой сложной, если вы отказываетесь не только рассмотреть ее со всех точек зрения, но даже говорить о ней?

Ирония заключается в том, что в данном вопросе существует лишь одна сторона, которая важнее всех остальных, — сами хулиганы. Нравится вам это или нет, но они главные фигуры в этих дебатах и по определению — единственные люди, способные дать правдивые и точные объяснения, почему они этим занимаются. И пока полиция заявляет о победе в своей битве с хулиганами, суровая правда заключается в том, что все обстоит не так. Она даже не приблизилась к этому. Сейчас, с помощью самых жестоких законов, которые только можно найти в кодексах цивилизованных стран, «мальчики в синем»[250] могут сдерживать хулиганство. А благодаря тяжелой работе нескольких высоко мотивированных лиц, игра и выездные болельщики национальной сборной сделали большой шаг вперед. Однако мы, фанаты, по-прежнему остаемся сегрегированными. Нас снимают на камеру и фотографируют при первой возможности. На одних стадионах нас пасут как скот, а на других к нам относятся как к дерьму. Более того, многие дерби по-прежнему начинаются слишком рано, во время их проведения закрываются пабы, а полиция находится в режиме повышенной готовности. Одного простого упоминания о выездном матче сборной Англии достаточно, чтобы газетные заголовки запестрели известными клише. Так что это не победа и даже не контроль — это всего лишь слежка. Ненависть, которой заражена игра, продолжает закипать и рано или поздно прорвется снова. Это лишь вопрос времени.

Перемены начнутся только тогда, когда власти наконец поймут и согласятся, что их подход к хулиганству, основанный на реакции и подавлении, не приносит результатов. В итоге более двадцати лет после трагедии, произошедшей на «Эйзеле», мы все еще далеки от того, что требуется. Да и как такое вообще возможно?

Из всех вопросов, которые я задавал в своих книгах, этот раздражает меня больше всего. Я просто не могу понять, почему его никогда раньше не ставил, не говоря о том, чтобы отвечать на него.

Не поймите меня превратно. Я прекрасно знаю, что спрашивать нужно в первую очередь с тех, кто учиняет беспорядки, именно они несут полную ответственность за все связанное с этой проблемой. Однако мне также известно: они будут продолжать действовать, пока существуют условия, позволяющие это делать. Такова простая истина хулиганства, и, нравится вам это или нет, вина должна пасть и на футбольных чиновников. К сожалению, игра никогда не хотела или не могла взять на себя такую ответственность. И это на руку меньшинству, связанному с насилием. Конечно, имидж игры улучшился, и фанаты, опасавшиеся хулиганов, стали ходить на стадионы. Но за все эти годы на охрану арен были потрачены миллионы фунтов. И я уверен, что многие клубы нашли бы этим деньгам Гораздо лучшее применение.

Так, в свете постоянных заверений в том, что война против хулиганов выиграна, хочется задаться вопросом — почему счета, выставляемые местными полицейскими силами, только увеличиваются? И почему полиция все время требует ужесточения законодательства против хулиганов, каждый новый сезон докладывая о том, что число арестов снизилось?

Конечно, спрашивать стоит не только с полиции. Почему клубам все еще позволено подвергать болельщиков риску и допускать на свои стадионы известных или подозреваемых хулиганов?

Я могу продолжить, но уверен, что вы поняли, о чем речь.

Проблема в том, что, даже когда знаешь, кому конкретно эти вопросы адресовать, не находится ни одного человека, который бы их озвучил. Власти настолько заняты своими интересами, что не осмеливаются раскачивать лодку, на которой плывут, а клубам, кажется, вообще наплевать на фанатов. Возможно, они боятся, что снова начнутся дебаты о том, кто ответствен за деятельность саппортеров вне стадионов. Как же не опасаться, ведь они могут привести к различным осложнениям, в том числе и финансовым!

В идеале, конечно, вопросом хулиганства должны заняться мы сами, болельщики. В конце концов, ведь именно мы страдаем от всего этого, будь то повышение цен на билеты, сегрегация, камеры скрытого видеонаблюдения, раннее начало матчей, закрытие пабов и так далее. Но, несмотря на то что каждый пенни из своих доходов спорт получает от нас в виде платы за вход на стадионы, а также подписки на платное телевидение, нам до сих пор не дают слова. Федерация футбольных саппортеров (FSF)[251] может с этим не согласиться, однако, наблюдая за развитием этой организации и прочитав о ее делах, трудно выявить какие-либо значительные ее достижения.

Так что односторонние отношения — это пока все, что у нас есть. Футбол берет у нас деньги, эксплуатирует нашу преданность и оскорбляет нашу поддержку, относясь к нам как к дерьму и игнорируя наши интересы. Ему прекрасно известно, что мы им одержимы и лишь у совсем немногих найдутся силы развернуться и уйти. Поэтому он продолжает безнаказанно поступать таким образом. И это было бы довольно забавно, если б не было так печально.

Тот факт, что решение проблемы ненависти не придет без поддержки большинства болельщиков, делает сложившуюся ситуацию еще нелепее. В самом деле, если бы власти привлекали фанатов к поиску этого решения, у нас появился бы шанс к переменам.

Это факт, а не пустые слова. Мы уже были свидетелями того, как сила большинства способна творить чудеса в бою против расизма. К тому же и выездные болельщики национальной сборной сильно изменились за последнее десятилетие.

И все же, как ни больно мне это говорить, в сложившейся ситуации виноваты сами фанаты. Как сказал один ирландский мудрец, «наше проклятье — это вера в нашу слабость».[252] Это ярче всего выразилось в контексте футбола.

Нечасто встретишь саппортера, которого бы волновало что-нибудь, кроме происходящего в его клубе. Подавляющее большинство из них могут только жаловаться. Те же, кто пытается что-то предпринять, — явление достаточно редкое, как и желающие вступить в организации типа FSF, количество членов которой составляет более ста тысяч. Не так уж плохо, но это лишь очень небольшой процент от миллионов, еженедельно посещающих стадионы.

Эта апатия кажется еще более заметной среди тех, кто болеет за клубы, выступающие вне премьер-лиги. В самом деле, стоит отметить: власти и СМИ тешат себя мыслью о том, что все мы, болельщики, заботимся только о происходящем на стадионах «Олд Траффорд» или «Стэмфорд Бридж». Однако правда заключается в том, что существует весьма большой процент футбольных саппортеров, которым нет до клубовграндов никакого дела.

По иронии, именно они получат гораздо большую выгоду от решения проблем, связанных с фанатами. Ведь в основной массе это те, кому не лень поднять свои задницы, чтобы прийти на стадион, в отличие от «болеющих» с помощью канала «Скай Спорте» или передачи «Матч дня». Не надо забывать, что на основной массе болельщиков лежит груз частных и насущных забот, еженедельных или даже ежедневных. Поэтому перспектива принятия ими на себя еще и чужих проблем, не говоря об участии в какой-то кампании, представляется просто смехотворной.

Разумеется, конечный и безрадостный результат всего этого заключается в том, что полиции позволено обращаться с футболом как с дойной коровой, инструментом развития и средством для выплеска негативных эмоций. А те, кто сидит в башне из слоновой кости на площади Сохо, столкнувшись с чем-нибудь связанным с болельщиками, продолжают следовать своей линии. Ведь они знают, что счет им за это никогда не предъявят. Как следствие, ничего не меняется, что и показали события последних десяти лет. Не считая перехода к полностью сидячим стадионам (которые все равно были навязаны футбольным чиновникам), трудно вспомнить, что было предпринято властями в позитивном плане для растоптанных ими футбольных болельщиков. Цены на билеты сейчас высоки как никогда. Благодаря пронумерованным креслам, атмосфера на большинстве стадионов мертвая, а телевидению позволено изменять время начала матчей и даже переносить их на другие дни, что вносит настоящий хаос в жизнь выездных фанатов.

Власти могут не согласиться, и я уверен, что они так и сделают. Но доказательства говорят сами за себя. Для примера возьмем мой клуб «Уотфорд», в котором практически отсутствует хулиганская традиция. В этом сезоне (2005/06) количество полицейских на играх было как никогда большим. А выездная победа над «Л*т*ном» в январе 2006 года сопровождалась рекордным присутствием полиции на стадионе «Кенилуорт Роуд». Из других клубов поступали похожие сведения — тенденция проявлялась повсюду. Точно так же каждую неделю заметно возрастает число запретов на посещение стадионов. Так что, на мой взгляд, ситуация достаточно ясна.

Принимая во внимание все вышесказанное, самое время спросить: что же произойдет дальше с проблемой околофутбольного насилия? Избавится ли когда-нибудь футбол от хулиганов? Теоретически — ответ вполне определенный: «да». И не надо быть гением, чтобы понимать: игра раз и навсегда избавится от проявлений ненависти и насилия, если те, кто создает проблемы, остановятся. Однако при существующих условиях это маловероятно. Поэтому реалистичный и честный ответ на поставленный вопрос — «нет». Печальная правда заключается в том, что футбол всегда будет находиться под угрозой хулиганства. Отсюда проистекает и другой вопрос: почему?

Ответ, а он действительно существует, заключается в том, что футбол — наш национальный вид спорта. Он занимает важное место в нашей жизни по единственной очевидной причине — он очень популярен.

Каждую неделю миллионы британцев, мужчин и женщин, будут играть в него, смотреть его и/или читать о нем. На нем построены целые медиа-империи. Свадьбы, крестины, похороны и даже рождения зависят от него. Детей давно уже называют в честь тех, кто в него играет. Те, кому повезло сделать профессиональную карьеру и пробиться в верхние эшелоны игры, становятся знаменитостями и зарабатывают огромные деньги. А места, где в него играют, для многих важнее, чем церкви. Для миллионов английских мужчин и женщин футбол поистине стал религией.

Остальные виды спорта бледнеют по сравнению с ним. Конечно, завоевание Кубка мира по регби или победа в Эшес[253] — потрясающие успехи, которые принесли пользу развитию спорта в стране. Но вы знаете, я знаю и все знают, что эти победы станут ничем, если Бэкхем и K° поднимут над головой Кубок мира в Германии. Англия сойдет с ума и будет праздновать, как никогда не праздновала.

Популярность футбола распространилась далеко за родные берега. Премьер-лига, клубы и некоторые игроки стали мировыми брендами, узнаваемыми повсюду — от Пекина до Бостона, от Диснейленда до Тадж-Махала. И все же, невзирая на это, футбол остается просто игрой. Мы можем восхищаться такими мастерами, как Стивен Джерард,[254] но мы прекрасно знаем при этом, что играет он по тем же правилам, что и команды пабов. Или дети, сердца которых горят на газоне «Астротерф».[255] В этом заключается красота футбола.

Поэтому футболисты элитной лиги настолько важны. Они как бы олицетворение мечты любого, кто когда-либо ударял по мячу.

Однако если клубные звезды составляют сердце футбола, то болельщики — его кровь. Без них не существовала бы профессиональная игра. И не только потому, что они платят за нее, — они вносят и другой немаловажный вклад. Назовем его атмосферой, или смыслом, или даже одержимостью, но это и есть та самая почти реальная вещь, та самая душа футбольного клуба, заставляющая фанатов неделю за неделей возвращаться на стадионы — от «Стэмфорд Бридж» до «Эджли Парк».[256] Именно это делает футбол важным для многих.

Но вот в чем загвоздка — как и всякая страсть, футбол имеет и свою темную сторону. Имя ей — хулиганство, и для сравнительного меньшинства болельщиков она является одной из самых привлекательных черт футбола.

Может быть, это трудно понять властям, СМИ и даже «телефанатам», но тем не менее такова реальность. Представителям трибунной культуры просто необходимо тусоваться вместе с парнями, носить определенную одежду и быть «занозой в заднице». Это такая же неотъемлемая часть футбола, как разминка перед матчем или паб после игры. Это весело, это возбуждает, и от этого также возникает зависимость.

Поэтому они и занимаются этим, ведь футбольных парней никто не заставляет участвовать в беспорядках. Таков их сознательный выбор, потому что нигде (может, еще в армии) не найдешь такого духа товарищества, преданности, переживаний, опасности и насилия. А неприятности, которые они создают дта других, — часть этого захватывающего опыта. Полиция, камеры скрытого видеонаблюдения, ограничения по продаже билетов… все это из-за вас, это ваша вина. Вам знакомы опгущения, когда вы с приятелями идете по улице незнакомого города? Это настоящий кайф. Высокомерие, самоуверенность, смелость, назовите это как угодно, но именно для таких переживаний и живут те парни. Не потому, что они грубияны или идиоты, просто так они болеют за свою команду.

Люди, не понимающие этого, пропускают одну важную мысль: болеть за клуб значит не просто смотреть футбол. Фанаты являются частью чего-то, что на уровне эмоций не только поднимает их на небеса или низвергает в ад, но и оказывает иррациональное и диспропорциональное влияние на различные аспекты их жизни.

Все может просто ограничиться подтруниванием над коллегой, который болеет за противников твоей команды, или напротив — не получить повышение по службе из-за того, что вы не фанат того же клуба, что и ваш босс. Однако это все равно проявится тем или иным образом. Такова цена, которую мы платим. И хулиганство лишь одна из крайностей. Оно порождает агрессию и ненависть и превращает обычных болельщиков в племя фанатиков.

Вот почему парни готовы рисковать всем, почему на места выбывших или арестованных приходят новые лица и почему остается так много старых. Любые попытки бороться с ними законодательным способом обречены на провал. Футболу никогда не избавиться от хулиганов. Даже за миллион лет. Не потому ли, что культура, в которой они существуют, по-прежнему привлекательна, а бороться с ней просто некому?

Однако нельзя утверждать на все сто, что ситуация не улучшится никогда. Но для этого необходимо, чтобы у полиции, футбольных чиновников и самих хулиганов изменилось отношение к проблеме. Этот процесс может начаться лишь тогда, когда власти поймут, что есть только два вида оружия, которые можно использовать против хулиганства: разделение и камеры скрытого наблюдения. Все остальное, за исключением запретов на посещение стадионов, не помогло. Ничуть.

Власти, конечно, могут указать на тот факт, что сейчас дела обстоят гораздо лучше, чем в семидесятые, восьмидесятые и в начале девяностых, и будут правы. Однако причины улучшений заключены отнюдь не в успехах, которых добились футбольные чиновники или полиция в своих бесполезных попытках отвадить хулиганов от стадионов. Главными факторами перемен оказались следующие: трагедии «Эйзеля» и «Хилсборо», заставившие многих серьезно задуматься о том, во что они оказались вовлечены; вспышка рейв-и наркокультур, которые предоставили альтернативу тем, кто остался, вызывающую куда более сильную зависимость. И главное — люди просто устали. Любой, кто принимал участие в футбольных сражениях, хорошо понимает это. Не очень приятно шататься по закоулкам, пытаясь не привлекать излишнего внимания полиции.

Но если бы все эти перемены к лучшему сработали по-настоящему, вы бы сейчас не читали те же самые слова, которые я писал шесть лет назад в книге «Бешеная армия»[257] и десять лет назад в «Куда бы мы ни ехали». Так что спорить тут не о чем.

Напротив, можно вообразить немыслимое. Представим, что у кого-то неожиданно появились три возможности — стереть прошлое, по-новому подойти к проблеме хулиганства и окончательно разрешить ее. С чего бы тогда стоило начать? Как всегда бывает в жизни, стоит лишь как следует задуматься — и ответ покажется очевидным. На мой взгляд, сначала следует забыть прошлое. При этом надо избавиться не только от ненависти, но и от ложных стереотипов, неправильной тактики борьбы с насилием, иррациональных мифов — от всего. Не важно, отчего возникла проблема, главное, что она существует и ее надо решить. Необходимо подвести черту и двигаться дальше.

После того как вам это удастся, следующий шаг опять же очевиден. Остается решить, чего вы хотите на самом деле, и это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Если, например, ваша единственная цель — остановить хулиганов, тогда решение простое. Останавливать их лучше всего у турникетов при входе на стадион. Так как клубы берут за это деньги, то они имеют полное право отказать кому-либо в проходе. Хулиганам быстро надоест путешествовать по всей стране, зная, что они не смогут увидеть игру своей команды. Вот и все — проблема решена. Дело сделано.

Однако от такого решения пострадают все команды, не говоря уже о финансовых потерях, которые понесут небольшие клубы. Английский футбол знаменит многим, но одно из главных его достоинств — атмосфера на стадионе. В большинстве случаев, взять хотя бы «Коп»[258] на «Энфилде», атмосфера исключительно позитивна. Она создается страстью, которую испытывают болельщики к своему клубу, команде или даже к городу.

Но далеко не каждому клубу так повезло. На иных стадионах атмосфера не столь воодушевляющая. Отсюда возникают трения, оскорбительные выкрики, агрессия, а иногда даже насилие.

Причиной тому является неприязнь и ненависть по отношению к игрокам, тренерам и особенно болельщикам приезжей команды.

Однако атмосфера, будь она радостной или страшной, забавной или агрессивной, является неотъемлемой частью игры. На некоторых великих матчах, где мне удалось присутствовать, атмосфера была раскалена до предела, и казалось, что все вот-вот взорвется. Тем не менее многих людей привлекают именно такие страсти. И еще надежда на чудо. Эту особенность игры эксплуатирует канал «Би-Скай-Би», уделяющий футболу гораздо большее внимание, чем каким-либо другим видам спорта. Старая поговорка «Фанаты регби приходят смотреть на игру, фанаты футбола — на свою команду» абсолютно верна, и большинство людей этому только рады.

Неважно, как она рождается, но внутри этой атмосферы всегда существуют парни, заигрывающие с насилием. Их особенно много среди выездных болельщиков. В этом и заключается главная проблема, так как изгнание таких парней со стадиона негативно отразится на игре по всей стране.

Если вы сомневаетесь в этом, достаточно вспомнить, к чему привела нумерация кресел. Тем самым на стадионах некоторых крупнейших клубов страны была уничтожена неповторимая атмосфера, и фанатам стало очень трудно объединяться на выбранном пространстве. А что произойдет, если они совсем не придут? Причем не только в Бирмингеме или Тоттенхэме, но и в Кардиффе и Стоке. Этого ли мы добиваемся? И, что еще важнее, будет ли игра прежней без их участия?

Конечно нет! Без них и той страсти, которую они приносят с собой, толпы болельщиков превратятся в обыкновенных зрителей. А стадионы станут обычными амфитеатрами и музеями славы. Ни то ни другое недопустимо. Так что людей, о которых сказано выше, надо не гнать со стадионов, а всячески поощрять их за присутствие. Однако сейчас главенствует абсолютно противоположная точка зрения, что лишний раз показывает, как мало футбольные власти понимают поклонников великой игры.

Чего, собственно, мы, болельщики, ожидаем от матча? Спектакля, типичного для итальянского и испанского футбола? Или желаем увидеть что-то в истинно британском духе? Да, мы всегда настроены на встречу с тем, что зиждется на чувстве юмора, страсти и гордости, что всегда было основами нашей игры. Лишь антисоциальные элементы зрелища, такие как насилие и оскорбления, необходимо исключить, смыть со стадионов. Надеюсь, что это не просто мое скромное желание, но и общая цель, которая частично достижима в ближайшее время и может привести к последующим переменам.

На самом деле многие бы, наверное, удивились, узнав, что сегодняшние лэдс в основном ничем не отличаются от обычных болельщиков, когда путешествуют за своими клубами или даже за сборной страны. Пусть одеты они по традиции, пусть походка у них соответствующая, и говорят они на своем сленге, но, в сущности, все, что им надо, — это выпить пива, посмеяться и посмотреть футбол с приятелями. Благодаря Интернету у них появились друзья среди болельщиков других клубов, и во время поездок на матчи, когда их пути пересекаются, они могут мирно болтать о том о сем.

Может показаться, что первая мысль, которая приходит в голову этим парням, когда они выходят из поездов и автобусов, — устроить драку. Тем не менее в списке их приоритетов драка стоит самой последней и зачастую не имеет места вовсе. Однако страх перед насилием настолько глубоко въелся в сознание, что людям не только трудно поверить в вышеизложенное, но и рассматривать этих парней как обычных футбольных болельщиков. Это один из главных мифов, окружающих проблему. На самом деле они любят футбол страстно и беззаветно. Иначе зачем год за годом путешествовать по всей стране за своими клубами, которые чаще всего ничего не выигрывают?

Вот почему я уверен, что, дай им возможность, они откажутся от своего экстремального поведения и перейдут к другой форме «боления», в которой сохранится большинство элементов их прежнего футбольного опыта и в то же время снизится тяга к привлечению внимания «мальчиков в синем».

Для того чтобы убедиться, что моя уверенность основана не на пустом месте, достаточно взглянуть на болельщиков национальной сборной, которые за последние два десятилетия превратились из армии завоевателей в мирных, креативных саппортеров, которых с радостью встречают, куда бы они ни приехали. Можете ли вы представить это в отношении болельщиков своего клуба?

В то же время один только мой голос ничего не решает. Необходимо узнать мнение большинства фанатов, чтобы понять, чего они хотят на самом деле. Для этого потребуется создание организации болельщиков, управляемой должным образом. Это само по себе будет грандиозным шагом вперед. В первую очередь исчезнет презрение, с которым футбольные чиновники и большинство клубов относятся к болельщикам. Поэтому создание таких организаций жизненно необходимо и не так уж невыполнимо.

Несмотря на все свои недостатки, РБР уже существует. И если она объединится с многочисленными независимыми группами и фондами болельщиков по всей стране, то станет представительством активных поклонников футбола в противовес абонентам «Sky TV». Если бы эта организация содержалась исключительно на доходы от матчей, то для индивидуального членства достаточно было бы приобрести стандартный сезонный абонемент. В итоге у каждого клуба в стране будет коллективный голос и появится недоступная прежде возможность вносить непосредственный вклад в будущее игры.

Но каким бы ни было решение, главное, чтобы последнее слово оставалось за теми, кто находится на передовой, — то есть за фанатами. Иначе произойдет нелепая ошибка. Все остальное искусственно, и мы это уже не раз проходили. «Поющие» сектора, программки с текстами песен… все это надоело и не приводило ни к чему, кроме провала. Мы, британцы, приемлем искусственную «латинскую» чушь с размахиванием флагами лишь на финальном матче Чемпионата мира.

Еще важнее, что одни только фанаты способны осуществить изменения, поэтому им необходимо искренне поверить в то, что они делают. А господа из парламента, с площади Сохо и из совета директоров клубов должны снабдить болельщиков средствами и поддержкой для этих изменений.

Итак, предположим, что болельщики сказали свое слово и наш воображаемый спаситель согласился с ними. Как же они осуществят тогда свои планы? На этой стадии самое важное — уверенность, что каждый имеющий отношение к игре, от министра спорта до всезнайки, каждую субботу сидящего на стадионе, не должен сомневаться, что все изменения принесут пользу футболу. И здесь нет места для обсуждения. Кто ты и какова твоя роль в игре — никого не волнует. Ты должен быть с большинством или остаешься в стороне. И точка.

Далее необходимо установить временные границы. Каждый должен знать, как и, самое важное, когда начнутся перемены. Тогда все увидят, что вы настроены серьезно. Несмотря на то что для освобождения футбола от насилия потребуется много времени, решение принято, и оно неотвратимо.

Тут потребуется определенная поддержка СМИ, в особенности таблоидов. Они не только имеют огромное влияние, но и способны ежедневно оповещать куда большее число людей, чем любое другое средство массовой информации. Здесь наш воображаемый спаситель должен быть твердым как никогда. Без поддержки прессы вся затея забуксует. Поэтому каждому спортивному редактору должно быть сказано недвусмысленное «с нами или против нас». И если они будут не готовы предоставить кампании стопроцентную поддержку, их аккредитация будет немедленно приостановлена.

Последуют, конечно, и некоторые исключения, но с ними можно будет договориться. Большая часть представителей прессы освещает футбол таким образом, что оказывает услугу публике и самой игре. А теперь попробуем мысленно лишить их этой возможности. Вы можете представить, чтобы «Sun», «News of the World», «ВВС Five Live» или даже «Sky Sports News» смирились с ограничениями в освещении великой игры? Не можете? Вот и я не могу. Еще важнее, что они тоже не могут.

Как только будет сделан этот шаг, наступит черед следующего. Теперь главной целью станет привлечение общественных групп, которые не только смогут получить пользу от начатой кампании, но и помочь в ее осуществлении. И первыми в этом списке будут антирасистские организации.

Эта идея может показаться странной, но она не лишена смысла. Как я уже говорил, футбол сделал в распространении антирасизма гораздо больше, чем любая другая сфера британского общества. Успех таких движений, как «Выбьем расизм из футбола» и «Встань и скажи», означает, что у них есть всесторонняя поддержка, о них знают все, в том числе и СМИ. А это жизненно необходимо для новой кампании.

Важно и то, что у них уже есть определенный опыт. Они повлияли не только на футбольных болельщиков, но и на все общество. Проведенные ими кампании достигли небывалых успехов. Подобный опыт — на вес золота. Их вмешательство не только привлечет дополнительную поддержку от организаций, находящихся вне футбола, например CRE, но и поможет укрепить антирасистскую позицию на стадионах.

Ложка дегтя заключается в том, что антирасисты продолжают нападки на футбол за отсутствие на стадионах представителей этнических меньшинств и связывают расизм с хулиганством. Однако если они видят проблему в футболе, есть надежда, что они захотят сыграть активную, а может, и ключевую роль в кампании против тех, кого они считают виновными. Особенно когда успех сделает матчи еще более безопасными и привлечет на стадионы новых болельщиков.

Если же они не захотят сотрудничать, то могут не сомневаться, что с этого момента их эксплуатация футбола прекратится. Это будет ударом, ведь они нуждаются в футболе больше, чем игра — в них. И если они не готовы заплатить ему сторицей — что ж, в таком случае нам не по пути.

Тогда они смогут сколько угодно кричать караул и продолжать нападки на футбол за то, что их вытеснили, используя расистскую карту, — все равно ничего не выйдет. В этой стране уже достаточно законов для борьбы с расизмом, и футбольные клубы за эти годы доказали, что всегда готовы использовать их. К тому же есть много других видов спорта, в которых существует проблема расизма. Давайте посмотрим, каких успехов добьются кампании «Выбьем расизм из регби, тенниса или «Формулы-1»».

Однако этот вопрос может разрешиться и иным способом. Другие организации, которые должны будут включиться в кампанию с самого ее начала, — футбольные клубы. Слишком долго им позволялось отрекаться от ответственности за происходящее. Это положение следует изменить кардинальным образом не только потому, что они больше всех выиграют от изгнания насилия со стадионов, но и потому, что они сами являются катализатором проблем. Ведь именно во славу любимых футбольных клубов хулиганы совершают свои «подвиги».

В данном случае вопрос «принимать участие или нет» не должен стать проблемой. Оно будет обязательным. Если какому-нибудь клубу не понравится кампания, будь он хоть из премьер-лиги, хоть из западного дивизиона Южной лиги, прекрасно. Спасибо и до свиданья. Все должно быть именно так. Если цель состоит в освобождении спорта от страха перед насилием и запугиванием, нельзя допустить, чтобы один клуб вел борьбу, а другой оставался в стороне. Тогда вся затея станет бессмысленной.

Помимо борьбы на общем фронте, каждый из клубов должен снабдить своих болельщиков инструментами для продвижения идеи антинасилия не только среди своих саппортеров, но также и в местных общинах. Различные антирасистские кампании хорошо показывают, насколько эффективным может быть такой подход. Кроме того, они должны стать центральными игроками в самом важном аспекте всей кампании. Как только подключатся клубы, можно будет донести идею до самого центра проблемы — до самих хулиганов.

Тут мы должны вновь напомнить свою точку зрения: против «субботних парней» уже не сработало и не сработает впредь никакое сдерживание с помощью законов. Поэтому цель не в том, чтобы остановить их, а в том, чтобы убедить — «пора остановиться». Я убежден, что проблему футбольного насилия мы сможем решить лишь таким образом. Остается только понять, каким образом достичь этого.

Теперь всем будет известно, что игра стремится возродить свою атмосферу. И когда начнутся перемены, очень важно, чтобы каждый клуб сообщил своим болельщикам, что под прошлым проведена черта. Не будет никаких взаимных обвинений, оскорблений и запретов на посещение стадионов. Более того, чтобы начать все с чистого листа, я выскажусь за отмену уже существующих запретов на посещение.

Это не только покажет, насколько серьезно все относятся к новой кампании. Тогда хулиганское сообщество наконец поймет то, что уже известно большинству: сцена умерла. Если раньше у кого-то на сей счет были сомнения, то теперь им конец.

Когда идея будет представлена массам, ее нужно индивидуально довести до каждого известного или подозреваемого траблмейкера. Но не на стадионе в день матча, а отправив ее к нему домой или на место работы. Для большинства письма будет достаточно, но с хардкором придется встретиться лицом к лицу, потому что ничто так не рассеет налет анонимности, как появление представителя администрации стадиона или Старины Билла на пороге твоего дома. Подобная тактика уже использовалась полицией Дании и Германии с необыкновенным успехом.

Отследить людей будет легко. В профессиональных клубах имеется служба безопасности или офицер футбольной разведки, у которых есть база данных на особо отличившихся саппортеров. Так что идентификация будет быстрой и точной. Да и кто знает хулиганов лучше, чем клубы, за которые те болеют? К тому же большинство из них сидит в определенных местах.

Но каким бы образом оно ни доставлялось, сообщение должно быть одинаковым для всех. В нем должно содержаться описание последствий, которые ждут тех, кто не учтет предупреждений. Ни у кого не должно остаться сомнений, что, хотя им всегда рады, право решать, кого из них пускать за турникеты, остается за администрацией. «Бывшие» хулиганы должны будут знать, что за ними ведется наблюдение. Стоит им переступить черту — и их исключат. Не будет второго шанса и права на апелляцию. Клуб немедленно запросит в суде запретный ордер, и они больше не смогут попасть ни на один из стадионов. Ответственность за свои поступки хулиганы будут нести сами. Смею надеяться, они с ней справятся. Если хотят продолжать смотреть любимый футбол.

Разумеется, следует ожидать появления тех, кто решит бойкотировать кампанию. А другие просто захотят испытать удачу. Так что всегда будут существовать матчи, когда страсть перевоплотится в агрессию. Однако как только большинство болельщиков поймет, что клубы решительно поддерживают их инициативы, они станут следить друг за другом. Сказанное дойдет до всех.

Единственная сторона, которая еще не была упомянута в этом плане, — полиция. И тому есть веская причина.

Вряд ли кто станет спорить, что все на стадионе, начиная от лэда и заканчивая «нормальным» выездным фанатом, видят в полиции своего врага. Поэтому одно лишь ее появление, не говоря уже об участии, немедленно вызовет подозрения и противодействие.

Но это не значит, что служители закона останутся в стороне. Каждый, кто будет помогать претворять изменения в жизнь, должен знать, что полиция окажет ему всемерную поддержку. А тем, кто вздумает выступить против, вскоре станет ясно, что предупреждения, сделанные им, — не пустые угрозы. И кто переступит черту, будет иметь дело со служителями закона.

Однако роль полиции в этой кампании, в отличие от всех предыдущих, должна быть вторична. Ей следует отойти в сторону.

Впрочем, в дни матчей все равно придется полагаться на полицию. Поэтому необходимо, чтобы полицейские на стадионе изменили свою политику по отношению к болельщикам. Это действительно трудно, так как вера в людей никогда не была их сильной стороной. Впрочем, на то имелись свои причины. Когда же полицейские справятся с этим, они начнут относиться к людям, пришедшим на футбол, менее подозрительно, а может, даже дружелюбно.

Это будет очень важным и, главное, ощутимым показателем перемен. Если все пойдет своим чередом, то полиция начнет строить более позитивные отношения с болельщиками. Возможно, придет день, когда присутствие полиции на стадионах перестанет быть заметным.

Не хочу сказать, что тогда мы вернемся в прошлое, когда матчи контролировались горсткой местных полисменов, или что наступят времена, когда полиция будет не готова к отражению беспорядков. Просто роль полиции на футболе в скором времени станет примерно такой же, как и на других спортивных состязаниях. И это более чем возможно, если найдется кто-нибудь, кто возьмет инициативу в свои руки и предпримет что-либо радикальное.

Вот как получается. Это не ядерная физика, а идеи, основанные на здравом смысле. Конечно, кто-нибудь решит, что такие мысли — бредни сумасшедшего. Но если рассуждать логически, что-то из вышесказанного может сработать. Сколько еще раз надо взглянуть на проблему расизма и поведение болельщиков национальной сборной, чтобы понять это? В прошлом это были две главные проблемы футбола, и хотя они до конца не решены, но все-таки сильно отличаются от того, что было двадцать лет назад. Так что же задерживает подобные перемены в проблеме околофутбольного насилия?

Ответ прост, и для него существует единственное логическое объяснение: на это не хватает воли ни у представителей площади Сохо, ни у самих фанатов.

Каждый, кто вовлечен в этот многомиллиардный бизнес, которым является футбол, имеет дело с фальшивыми кампаниями против насилия, которые так ничего толком и не достигают. И это не только крайне печально, но еще и невероятно глупо, поскольку означает полное признание поражения. А стоит только признать провал — и ситуация резко ухудшится. И если вы еще не заметили, то именно это сейчас и происходит.

Несмотря на совместные попытки властей и телевизионных компаний убедить широкую общественность, что все хорошо, любой, кто ходит на стадион, знает, что хулиганская активность в этом сезоне заметно увеличилась. Еще более тревожно то, что драки на трибунах, перепалки между игроками и болельщиками и принудительный вывод официальных лиц с кромки поля не ограничиваются единичными случаями. Это ужасное свидетельство о состоянии современного футбола.

Будущее, раскрывающееся перед нами, как всегда, неясно. Чемпионат мира станет главным испытанием, и он покажет, в каком состоянии находится английское хулиганство и, что еще важнее, английский футбол. Если наша армия поддержки достойно вела себя в Японии и Португалии, то УЕФА может обратить внимание на Восточную Европу, где есть реальные проблемы. Однако если хулиганы из Польши, Хорватии и Сербии устроят беспорядки в Германии, то наши парни не останутся в стороне. Это может не быть спланировано, но, как только это произойдет, последствия будут такими, что даже подумать страшно.

Суровая правда заключается в том, что, кто бы ни был зачинщиком или участником беспорядков в Германии, их влияние на футбол в Англии будет значительным. Неизбежным станет подъем интереса к культуре насилия, продолжающей очернять нашу игру. И это может привести лишь к одному. К новым проблемам.

Но так быть не должно. Стоит предпринять совсем немного усилий, и, когда наша сборная отправится на чемпионат, нам не надо будет скрещивать пальцы и надеяться на случай. Те же усилия потребуются, чтобы мы смотрели на игру своих клубов в атмосфере не только свободной от насилия, ненависти и оскорблений, но и от полицейских. Кто не мечтает об этом? А ведь это вполне в наших силах. Все, что требуется, так это воля начать необходимые перемены. Тогда где же наш спаситель?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Мы идем автора Бримсон Дуг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Все сказанное выше — не больше чем наше личное мнение, конечно, но нам кажется, что оно может позитивно повлиять на решение проблемы футбольного насилия. Мы не настолько наивны, чтобы полагать, будто осуществление предложенных нами мер позволит уничтожить ее


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Футбольный хулиган автора Бримсон Дуг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Я разговаривал о хулиганстве со многими людьми. Я разговаривал как с теми, кто вообще не интересуется футболом, так и с теми, кто был головной болью полиции в семидесятые. Их интересовали разные вопросы, но самый интересный вопрос был мне задан в письме. Он


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Мы идем! автора Бримсон Дуг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Все сказанное выше – не больше чем наше личное мнение, конечно, но нам кажется, что оно может позитивно повлиять на решение проблемы футбольного насилия. Мы не настолько наивны, чтобы полагать, будто осуществление предложенных нами мер позволит уничтожить ее


Заключение

Из книги Карате для начинающих автора Травников Александр Игоревич

Заключение Все предложенные вашему вниманию приемы соответствуют тому или иному уровню квалификационных требований на сдачу экзаменов по карате-до. Так, приемы с 1-го по 10-й и с 26-го по 35-й соответствуют экзаменационным требованиям на 8–7 кю (белый пояс), с 11-го по 25-й, с 36-го


Заключение

Из книги Вин Чунь. Техника первого уровня автора Вэйхань Лю

Заключение Вин Чунь является достаточно обширным и в тоже время структурно упорядоченным стилем боевого единоборства. Процесс изучения и освоения искусства боя строю регламентирован и состоит из нескольких этапов. Базовому этапу обучения Вин Чунь и посвящена данная


Заключение.

Из книги Значительное увеличение объема рук за шесть недель автора Дарден Э

Заключение. Не надейтесь, что за 6 недель у вас будут руки, как у Бойэра Коэ, Кейзи Вайатора, Серджио Оливы. Но будьте уверены, что ваши руки станут больше, сильнее, рельефнее и лучше по форме.Большие, сильные, лучшей формы и рельефные руки - это результат усиленного,


Заключение

Из книги Убийцы футбола. Почему хулиганство и расизм уничтожают игру автора Бримсон Дуг

Заключение За долгие годы я дал сотни, если не тысячи интервью на тему околофутбольного насилия. Иногда их задачей было максимально раскрыть предмет и объяснить, кто, зачем и почему. Но еще чаще меня просили высказать свое мнение о конкретных инцидентах. Таких, как


Заключение

Из книги Плененные шахматами автора Давыдюк Степан Иосифович

Заключение Шахматы высоко ценили люди разных стран и эпох. Одно восточное предание рассказывает о царе, который для испытания лиц, претендующих на должность визиря, использовал шахматы. Если, наблюдая за игрой, кандидат на пост высшего сановника государства проявлял


Заключение

Из книги Маленькая книга о капоэйре автора Капоэйра Нестор


Заключение

Из книги Секретные техники Тайцзи-цюань стиля Чэнь автора Цзячжэнь Чэнь

Заключение Восемь особенностей тайцзи-цюаня взяты из трактатов, отобраны и переработаны. Нам оставили драгоценный опыт тренировок, важные принципы для нынешних времен, не изменившиеся до наших дней. Кроме того, следует указать, что, хотя особенностей и восемь, однако,


Заключение

Из книги Скандинавская ходьба. Секреты известного тренера автора Полетаева Анастасия


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Рукопашный бой [Самоучитель] автора Захаров Евгений Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Предложенная Вам книга является первой ступенькой той длинной и крутой лестницы, которая называется мастерством.Ошибается тот, кто начинает сразу же изучать сложные и эффективные, на его взгляд, «приемчики». Во-первых, потому, что, не владея основами техники,


Заключение

Из книги Энциклопедия каратэ автора Микрюков Василий Юрьевич

Заключение Мы протестуем против широкого, но поверхностного распространения каратэ. Широко и глубоко – вот цель развития каратэ в будущем, ибо поверхностно – это в конечном счете не во имя человека, и то, что мы называем процессом обращения каратэ к обществу, не


Заключение

Из книги Красивая грудь. 25 лучших упражнений автора Лагутин Михаил Петрович

Заключение Регулярные тренировки помогают сохранить красивую высокую грудь, ведь внешний вид груди по большей части зависит именно от физического состояния грудных мышц. Ну и кроме внешнего вида, тактильные ощущения составляют огромную часть привлекательности


Заключение

Из книги Упругие ягодицы. 25 лучших упражнений автора Лагутин Михаил Петрович

Заключение Упражнений для развития ягодичных мышц существует великое множество. Составляя эту подборку, автор, в первую очередь, учитывал возможность воспроизвести эти упражнения самостоятельно в домашних условиях. Несомненно, есть более эффективные упражнения для


Заключение

Из книги Система минус 60. Революция автора Мириманова Екатерина Валерьевна

Заключение Если вы дочитали эту книгу до конца, хотите вы этого или нет, вы уже вступили на путь перемен. Быть может, вы и не начнете с сегодняшнего дня, или даже вообще отбросите мысли о похудении на время, но рано или поздно, устав от лишнего веса или измучив себя диетами,