«На поле памяти народной»

«На поле памяти народной»

Когда не стало Всеволода Боброва, в некрологе, опубликованном в «Советском спорте», были поэтические строчки, принадлежавшие перу Евгения Евтушенко. Они впервые увидели свет за 10 лет до смерти Боброва на страницах еженедельника «Футбол-Хоккей»:

…и вечно – русский, самородный на поле памяти народной играет Всеволод Бобров.

«Он был из числа тех спортсменов, о которых складывают легенды», – писал «Советский спорт», сообщая о его смерти.

Некоторые цифры весьма красноречиво напоминают, как играл В. Бобров. В 1950 году, играя за ВВС, он забросил в ворота ленинградского «Динамо» 8 шайб, а спустя сезон в одной из игр с той же командой – 10. Во встрече второго круга чемпионата СССР 1949 года с московским «Спартаком» он забросил также 8 шайб, но подряд. Наверное, мог бы добиться в тот вечер и большего, но сказалась давняя травма: из-за нее после второго периода при счете 8:1 ему пришлось покинуть площадку (армейцы тогда победили со счетом 9:2).

В 115 матчах на первенство страны по футболу в 1945–1953 годах В. Бобров забил 97 мячей. В 17 матчах чемпионата 1948 года, принесшего армейцам в первенствах СССР третью победу подряд, на счету этого футболиста оказалось 23 гола. В среднем за встречу – это 1,35 мяча. И эти достижения пока не превзойдены.

За сборную СССР по футболу В. Бобров, будучи ее капитаном, сыграл на Олимпиаде 1952 года всего три раза и забил пять мячей. Нетрудно представить его среднюю результативность в каждой игре. Выше ее нет ни у кого из футболистов, приглашавшихся в главную команду страны!

– Всеволод был гений, – вспоминал однажды о Боброве замечательный футбольный тренер Борис Андреевич Аркадьев. – Я был влюблен в него, как институтка. Совершенная человеческая конструкция. Идеал двигательных навыков. Чудо мышечной координации. Он не думал, не знал, почему надо действовать так, а не иначе. То было наитие. Поистине Всеволод – всем володел. Ему не было равных не только в футболе и хоккее. Он впервые взял в руку ракетку для пинг-понга, и в тот же час ему не стало равных в пинг-понге.

Однажды к корту ЦДКА, где играли теннисисты, подошел Бобров. Он с интересом следил за поединком, а потом попросил разрешения Выйти на корт. И что же? Чуть ли не впервые в жизни стал играть на равных с известным теннисистом.

Примерно такая же история случилась в бассейне. Едва попав к ватерполистам, он повел себя среди них так, словно вода и мяч всегда были его стихией.

Известный тренер по фехтованию Виталий Аркадьев, подготовивший немало чемпионов СССР, Европы, мира, Олимпийских игр, брат близнец Бориса Андреевича, был убежден, что из Боброва вышел бы первоклассный фехтовальщик.

Дважды Герой Советского Союза Борис Волынов рассказывал мне, как однажды космонавты, находясь на отдыхе, увидели на Черном море воднолыжника, искусно мчавшегося за катером. Велико же было удивление Волынова и других летчиков-космонавтов, когда они узнали, что это – Бобров, которому тогда шел 48-й год.

«Бобров жил в спорте, как птица в воздухе» – афоризм Виталия Аркадьева, в 30-х работавшего футбольным тренером (занимался, например, с московской командой мастеров «Буревестник»).

Юрий Зерчанинов и Александр Нилин в книге «Лимит чистого времени» заметили, что общее представление о Боброве немедленно, с энергией сотни эпитетов, вложилось в необыкновенную емкость обыкновенного усечения фамилии до болельщицки-панибратского, однако возвышенного до истории – «Бобер». «И имя, присвоенное ему трибунами, мог вместить, выдохнув его из себя при высшем проявлении связанных с футболом эмоций, все свое знание об игре и самый неискушенный ценитель, и профан, неожиданно просвещенный, неожиданно посвященный в суть самим присутствием в мире Боброва – «Бобра», то есть».

Боброва любовно называли еще «Курносым», в основном за глаза, близкие друзья, кое-кто из партнеров. Известный хоккейный тренер Николай Эпштейн, через всю жизнь пронесший уважение к Боброву как к спортсмену, тренеру, да и просто как к человеку, произнося «Курносый», всегда заметно теплеет.

И все же «Бобер» прижился больше. Когда Всеволод перешел из одной команды Вооруженных Сил (ЦДКА) в другую (ВВС), то зрители, в те времена неодобрительно относившиеся к перемещениям игроков, особенно кумиров, для него не сделали исключения – его появление в форме спортсмена ВВС трибуны встречали, особенно поклонники хоккея, скандированием: «Боб-pa с по-ля! Боб-pa с по-ля!» И никто не кричал: «Курносого с поля!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

НА БОЛЬШОМ ФУТБОЛЬНОМ ПОЛЕ

Из книги Записки футболиста автора Федотов Григорий Иванович

НА БОЛЬШОМ ФУТБОЛЬНОМ ПОЛЕ За работу!… Окончив ФЗУ, я расстался с родным Глуховым. Переехал в Москву, стал работать токарем по металлу в механическом цехе завода «Серп и молот».Москву я полюбил сразу и навсегда. Часто я представлял себе столицу, но, увидя ее, понял, что


Команды выходят на поле

Из книги Последний поединок автора Северов Петр Федорович

Команды выходят на поле Тихая, теплая ночь спускалась с небес, но Русевичу спать не хотелось. Сквозь чердачное оконце было видно, как золотистый туман окружал луну.Новый приятель спортсменов — тринадцатилетний Васька Гаркуша устроил здесь, на чердаке, хорошую постель


«СЛЕДЫ» В ПАМЯТИ

Из книги Преодолей себя! Психическая подготовка в спорте [litres] автора Алексеев А В

«СЛЕДЫ» В ПАМЯТИ Представим себе поляну, покрытую свежим снегом. По ней аккуратно прошел лыжник, оставив после себя ровный след. Если, возвращаясь, он так же аккуратно пройдет по уже проложенной лыжне, она точно сохранит свой первоначальный рисунок и лишь станет несколько


Поле боя

Из книги Шахматная азбука [или первые шаги по шахматной доске] автора Ильин Евгений Ильич

Поле боя Когда в следующий раз Вася и Сережа пришли к Вадику, дядя Леня спросил:— А вы, ребята, поняли, почему шахматная доска показалась Королю просто небольшим квадратиком, а старик говорил, что это целая страна?Вася вопросительно посмотрел на Сережу. Сережа задумчиво


№18. Ферзевый гамбит. Капабланка — Шредер. Турнир памяти Райса, Нью-Йорк, 1916 г.

Из книги Капабланка автора Панов Василий Николаевич

№18. Ферзевый гамбит. Капабланка — Шредер. Турнир памяти Райса, Нью-Йорк, 1916 г. 1. d2 - d4 d7 - d5 2. Кg1 - f3 e7 - e6 3. c2 - c4 Кg8 - f6 4. Кb1 - c3 Кb8 - d7 5. Сc1 - g5 Сf8 - e7 6. e2 - e3 0-0 7. Лa1 - c1 a7 - a6Чаще играют 7. ... c6. Однако и ход в партии, ведущий к так называемой


№19. Ферзевый гамбит. Яновский — Капабланка. Турнир памяти Райса, Нью-Йорк, 1916 г.

Из книги Вся подноготная футбола. АНТИэнциклопедия народной игры (сборник) автора Яременко Николай Николаевич

№19. Ферзевый гамбит. Яновский — Капабланка. Турнир памяти Райса, Нью-Йорк, 1916 г. 1. d2 - d4 Кg8 - f6 2. Кg1 - f3 d7 - d5 3. c2 - c4 c7 - c6 4. Кb1 - c3 Сc8 - f5 5. Фd1 - b3 ...Этот ход обычно ведет к размену ферзей с полным уравнением шансов. Но Яновский, очевидно, и стремился к


Памяти замечательного тренера и человека

Из книги Эдуард Стрельцов. Насильник или жертва? автора Вартанян Аксель

Памяти замечательного тренера и человека А теперь о грустном, даже, пожалуй, трагическом. Можно сказать, совсем молодым, всего на 52-м году жизни скончался тренер школы «Чертаново» Александр Николаевич Бобров. Его кончина поразила меня еще тем, что буквально за считаные


«Стрельцова на поле!»

Из книги Футбол на грани нервного срыва. Разборки и скандалы народной игры автора Яременко Николай Николаевич


Глава 9. «Один в поле воин!» И Один в поле – Воин!

Из книги Аюрведа и йога для женщин автора Варма Джульет

Введение: Истоки высших знаний О многообразии Школ и стилей. «Традиционный» Путь ученика. Порочность «синтезирования» Учений и целостность ШАР. «Атман» и «джива» в «некорректной» этимологии ШАР. Живой русский язык и «мертвый» санскрит. Высшие Знания о Человеке и


Фенхель. Авторитет в народной медицине

Из книги Ешь и молодей. Секреты правильного питания автора Ланц Карл

Фенхель. Авторитет в народной медицине Фенхель — пищевое и лекарственное растение, которое может стать хорошим дополнением к рациону. Листовая часть фенхеля — приправа к салатам, овощным и рыбным супам. Свежие листья добавляют в соусы и приправы. Бланшированные стебли


3.2. В здравом уме и твердой памяти

Из книги автора

3.2. В здравом уме и твердой памяти Витамин В1 или тиамин играет важную роль в работе нервной системы человека. Его недостаток способен ухудшить память и внимание. А включение в ежедневный рацион этого ценного элемента способно сохранить ясный ум до глубокой старости.