Полицейский из Мюрскюля

Полицейский из Мюрскюля

Звезда финского стайера Лассе Вирена ярко зажглась в 70-х годах XX века. К тому времени спортивные подвиги великих финских бегунов Ханнеса Колемайнена и Пааво Нурми стали уже далекой историей, а после них финские легкоатлеты не завоевывали высоких наград. Неудивительно, что журналисты стали называть Лассе Вирена «наследником», а то и «потомком» Колемайнена и Нурми.

Подшучивали, кстати, газетчики и над профессией Вирена. Ведь он был полицейским и, по мнению шутников, тренировался в беге специально для того, чтобы успешно ловить преступников. Как бы то ни было, на XX Олимпиаде 1972 года в Мюнхене Вирен выступал на дистанциях 10 000 и 5000 метров — тех самых, где когда-то ставили рекорды Колемайнен и Нурми, — и на обеих стал победителем.

Успех Вирена был неожиданным. Ведь в забеге на 10 000 метров фаворитами были Мохаммед Гаммуди из Туниса, бельгиец Эмиль Путтеманс, англичанин Дэвид Бедфорд и стайер из Эфиопии Мирус Ифтер. Бег с самого начала возглавил англичанин. Вирен тоже держался в лидирующей группе, чуть отставая от Гаммуди.

Когда бегуны пробежали примерно 4000 метров, стадион ахнул: Гаммуди наступил на бровку, потерял равновесие и упал. Натолкнувшись на него, упал и Вирен. После этого раздосадованный тунисец прекратил борьбу и ушел с беговой дорожки. Но финский полицейский быстро поднялся и устремился в погоню за всеми остальными.

О том, что он чувствовал тогда, потом Вирен не раз рассказывал: «Я поднялся чисто инстинктивно и разозлился на себя. Разозлился, во-первых, потому, что мои планы рушились, соперников надо догонять целых 100 метров. Что я почувствовал? Отчаяние! Терять нечего, а сил должно было хватить. Падение, словом, было своего рода допингом».

Довольно скоро, под восторженные крики зрителей, Вирен настиг лидирующую группу и даже вышел вперед. Затем ему удалось немного сбить темп, чтобы чуть-чуть передохнуть. А когда до финиша оставалось меньше двух кругов, Вирен резко ускорился и вышел вперед. Догнать его попытался бельгиец Путтеманс, но пришел только вторым.

А Лассе Вирен не только стал олимпийским чемпионом, но и установил новые мировой и олимпийский рекорды, и это несмотря на досадное падение на середине дистанции, — 27 минут 38,4 секунды. Последний километр перед финишем финн прошел с поразительной для стайера скоростью — за 2 минуты 29,2 секунды.

Забег на 5000 метров был проведен уже в самый последний день Мюнхенской Олимпиады. Бег вместе с Виреном вели те же Путтеманс и Гаммуди. В конце дистанции Вирен, следуя своей обычной тактике, сделал резкое ускорение. За ним устремился Гаммуди и даже на какое-то время вышел вперед, но последние 100 метров Вирен бежал в одиночестве. Показав время 13 минут 26,4 секунды, финский стайер завоевал вторую на этой Олимпиаде золотую медаль и установил олимпийский рекорд.

Лассе Вирен

После блестящей победы Лассе Вирена журналисты не только шутили, но и много писали о его необыкновенных физических данных, немало поспособствовавших его успехам. Сообщалось, например, что частота пульса у финского стайера в спокойных условиях чуть ли не вдвое меньше, чем у обычного здорового человека. Вдобавок, по утверждению медиков, организм Вирена способен поразительно быстро транспортировать кислород из легких в кровь.

Выяснился и другой любопытный факт: до 19 лет Вирен даже не помышлял о больших спортивных соревнованиях, хотя, как и любой финн, был не чужд спорту. Он родился 22 июля 1949 года в маленькой деревне Мюрскюля, где все дети зимой ходили на лыжах, а летом пропадали на спортивных площадках. И только когда специалисты разглядели у него особый дар к бегу, Вирен всерьез занялся тренировками. Причем, как рассказывал его тренер, наиболее подходящей для особых физических данных Вирена оказалась система подготовки бегунов, разработанная специалистом из Новой Зеландии Артуром Ледьяром.

Но так ли это на самом деле, осталось неизвестным. Тренеры не очень склонны выдавать свои профессиональные секреты. Пожалуй, словам тренера Вирена можно только удивиться, ведь в Финляндии тренироваться приходится в условиях продолжительной зимы, а лето здесь короткое. В Новой Зеландии природные условия совершенно иные. Но как бы то ни было, Лассе Вирен вернулся из Мюнхена в Финляндию героем.

После Мюнхенской Олимпиады 1972 года особых достижений у Вирена не было. Лучшим его достижением стала бронзовая медаль, завоеванная в 1974 году на чемпионате Европы по легкой атлетике, прошедшем в Риме. Вирен завоевал ее на дистанции 5000 метров. А в забеге на 10 000 метров оказался лишь седьмым. Правда, финский стайер мог оправдываться тем, что в эти годы у него было серьезно повреждено бедро, пришлось даже перенести операцию. Но, восстановившись, Вирен стал очень серьезно готовиться к XXI Олимпиаде 1976 года. Он даже отправился в Кению и ежедневно тренировался на высоте 2400 метров, вырабатывая в условиях разреженного воздуха особую выносливость.

И все-таки в Монреале двукратный олимпийский чемпион не входил в число фаворитов. Однако он удивил всех, объявив на пресс-конференции, что обязательно одержит победу на тех же дистанциях, что и четыре года назад, — 10 000 и 5000 метров. Подобная самоуверенность обычно вовсе не свойственна сдержанным, хладнокровным финнам. Поэтому его слова все приняли очень серьезно. Кстати, все были немало удивлены и его внешним видом: на Олимпиаде 1976 года Лассе Вирен приехал, отпустив бороду, и был похож скорее на морского волка, а не стайера.

Несмотря на свое обещание победить, в предварительном забеге на 10 000 метров Вирен был лишь третьим, значительно уступив своим соперникам. Победил же, причем, казалось, без особых усилий, португалец Карлос Лопеш. Португальский стайер сразу же захватил лидерство и в финальном забеге. На половине дистанции Лопеш взвинтил темп, но Вирен на этот раз все время держался чуть позади него. Когда до финиша оставался круг, вперед впервые вышел финн и теперь уже не уступил никому.

Эта победа сопровождалась любопытным происшествием. На дорожку неожиданно выбежали два соотечественника Вирена, неизвестно как прорвавшиеся сквозь все надежнейшие заслоны. Они подхватили победителя под руки и потащили за собой по беговой дорожке. «Я пробежал с ними метров триста, — рассказывал потом Вирен, — и у меня открылось второе дыхание. Радость переполняла меня». Однако улучшить свое достижение на этой дистанции Вирен не сумел — пробежал на 1,98 секунды медленнее, чем на Олимпийских играх в Мюнхене.

В забеге на 5000 метров поначалу лидировал новозеландец Ричард Квокс. После того, когда вперед наконец вышел Вирен, он стал постоянно увеличивать темп. Последние 100 метров дистанции он пробежал с поразительной для стайера скоростью — 13 секунд. На последнем повороте Квокс сделал последнюю попытку опередить финского бегуна, но вскоре отстал.

Так Лассе Вирен стал первым в мире стайером, кому удалось победить на обеих длинных дистанциях на двух Олимпиадах подряд. Однако ему не давал покоя пример Ханнеса Колемайнена, который к своим прежним победам на дистанциях 5000 и 10 000 метров добавил и золотую медаль, выигранную в марафонском забеге. Это случилось в 1920 году на Олимпиаде в Антверпене. То же самое в 1952 году на Олимпийских играх в Хельсинки сделал чешский стайер Эмиль Затопек.

На следующий день после трудной победы на дистанции 5000 мет-ров Лассе Вирен вышел на старт марафонского забега. Но даже его феноменальной выносливости на этот раз не хватило — финский стайер финишировал только шестым. Но и без того для Финляндии стал таким же героем, какими в первой половине XX века были Ханнес Колемайнен и Пааво Нурми.

После Олимпиады 1976 года в Монреале спортивные успехи Вирена стали сходить на нет. Он получил травму голени, долго лечился. В 1979 году спортивные журналисты в списке лучших стайеров мира отвели ему лишь скромное 23-е место. В том же году в его жизни произошли серьезные перемены: он стал работать в известном финском банке. Сейчас четырехкратный олимпийский чемпион Лассе Вирен живет с семьей в своей родной деревне Мюрскюля. Каждую осень здесь проходят массовые забеги, которые носят его имя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Хороший полицейский, плохой полицейский

Из книги Злые белые пижамы автора Твиггер Роберт

Хороший полицейский, плохой полицейский «Зевать в присутствии других людей — признак плохого тона. Если неожиданно самурай почувствует желание зевнуть, он должен облизать губы, не открывая рта, и желание пройдет.» Хагакурэ Я сказал Нонака сэнсэй, что подружился с